Александр Бородай: В интересах России «Союз добровольцев Донбасса» готов воевать и с азиатами

«Мы готовы участвовать и выполнять любые геополитические задачи в интересах России. Подчеркиваю — не против талибов, а в интересах России мы готовы повоевать с любыми азиатами. Тем, кто будет против России, мы будем наступать сапогом на горло, но, конечно, при необходимости», — сказал в интервью Украина.ру руководитель СДД Александр Бородай
— Александр, перед тем, как ты ответишь на вопрос о том, какие последствия будет иметь для Средней Азии приход талибов к власти, расскажи, пожалуйста, о своих поездках в Афганистан. Что ты там делал? Какую миссию выполнял?

— К сожалению, я всего не скажу. Средней Азией я занимаюсь давным-давно, и много занимался как раз в середине девяностых годов, особенно в перерывах между Первой и Второй Чеченскими войнами. Я тогда появлялся в Таджикистане, и других республиках Средней Азии, и очень много проводил времени на границе Таджикистана и Афганистана, а в сам Афганистан, в глубинку, я выдвинулся уже совсем по другим делам и вопросам, если не ошибаюсь — зимой 2012 года.

Это была довольно длинная и интересная поездка. Всех ее аспектов и целей сейчас широкой публике рассказать не могу, но северную и центральную часть Афганистана мне пришлось исколесить довольно основательно.

Я был и в провинции Балх, в Мазари-Шарифе и окрестностях, и в Кундузе, и в Пули-Хумри, ехал по дороге как раз из Мазари-Шарифа через Пули-Хумри, через перевал Саланг в Кабул. Довольно много времени пробыл в Кабуле, был в Панджшерском ущелье.

Кстати, посетил и довольно известную там достопримечательность — мавзолей Ахмад Шаха Масуда. Сейчас именно в этих местах сын, наследник Ахмад Шаха, Ахмад Масуд будет, видимо, держать оборону от талибов.

Потом был смешной случай.

Я помню, когда я прилетел в Израиль, а у меня свежая афганская виза в паспорте — вот это был цирк! Меня очень долго пытали на тему того, зачем я ездил в Афганистан. Я им объяснял, что ездил туда ради бизнеса, что меня интересовало устройство в Афганистане горнолыжных курортов.

— Израильтяне поверили?

— Думаю, что нет, но я тогда очень повеселился. Меня выпустили через некоторое время.

— Все ожидали, что падение проамериканского марионеточного режима рано или поздно произойдет, но никто не ожидал, что это произойдет так быстро. Я напомню, что после ухода советских войск в 1989 году режим Наджибуллы…

— Наджибулла держался…

-Три года! Многие специалисты полагали, что если бы Ельцине не отказал в помощи вооружением, то режим Наджибуллы еще долго бы держался. Американцы вложили 85 млрд. долларов в афганскую армию, которая насчитывала 300 тысяч человек, а талибов было в несколько раз меньше — 50-70 тысяч, и их 20 лет американская авиация равняла с землей. Почему же тогда победили талибы, а не армия проамериканского правительства?

— Нынешняя ситуация в Афганистане — это результат американского вмешательства. Очень прослеживается полезная для всех нас аналогия. Мне кажется, что так называемая Украина, киевский режим, может сделать выводы из того, что произошло в Афганистане.

Потому что и в Украину, и в Афганистан американцы вкладывали деньги. Эти деньги на девяносто с лишним процентов разворованы втупую — никакой армии на самом деле существенной в Афганистане не было. Была имитация деятельности, также как она сейчас существует и на так называемой Украине.

Никакой реальной идеологической поддержки проамериканский режим не имел. Его ненавидели все абсолютно. Американцы сидели на своих базах, типа Баграма, запертые в глухую оборону, и выезжали оттуда, в отличие от советских войск в Афганистане. Советский контингент реально контролировал территорию. Стояли блок-посты, ездили машины, бронетранспортеры, шла какая-то интенсивная деятельность.
Помимо чисто военного контроля велось строительство.

Об этом мне говорили бывшие наши враги, бывшие полевые командиры, которые воевали против нас, командиры того же Ахмад Шаха Масуда. Они говорили, мы тогда с вами, с русскими, сражались, а теперь мы вас любим и уважаем, потому что мы сравнили и поняли, что американцы дерьмо по сравнению с вами.

Потому что вы, помимо того, что пришли со своей армией — вы же строили больницы, вы же строили мосты, электростанции, вы реально действительно создавали нам инфраструктуру, и нам помогали, и вообще к нам как к людям относились. А американцы этого не делают.

Что такое американское присутствие в Афганистане — это четыре колоссальных опорных базы, типа Баграм, которые невдалеке от Кабула, и дирижабли. Дирижабли, серьезно! Все небо Афганистана все время американского военного присутствия, имело очень характерную примеру — висящие где-то на гигантских высотах огромные сигары-дирижабли, на которых находилась очень тонкая и мощная оптика, с помощью которой они контролировали любые продвижения внутри этих горных массивов, потому что с этой огромной высоты все видно.

И когда они видели противника, то по нему ими наносились ракетные или бомбовые удары. А борьба талибов с американцами состояла в уничтожении проамерикански настроенных деятелей, или в таких атаках, когда американцы выезжали на своих джипах вроде бронетранспортеров. Как правило, к ним прижимались мотоциклисты со взрывчаткой и взрывались.

Я был буквально невдалеке от этого взрыва однажды, в Кабуле. Однажды смертники взорвали кабульскую гостиницу Интерконтиненталь, когда туда заселились американские военные, которых они поубивали. Его американцам потом пришлось штурмовать с помощью огня с вертолетов.

У талибов в Афганистане поддержка реальная, а у американцев, проамериканских марионеток, естественно, её никогда не было. И как только американцы объявили о своем уходе, естественно, сразу режим обрушился. Думаю, что когда американцы объявят о своем уходе с Украины, будет то же самое. Единственное отличие: на Украине больше аэропортов.

— А украинский режим за сколько обрушится? Сколько ты ему даешь?

— Думаю, буквально в считанные дни, может быстрее, чем афганский. Как только американцы их бросят, ситуация схлопнется очень быстро. Куда полетит Зеленский? Туда же, куда полетел Гани, или куда-то в другое место.

— Объясни все-таки этот феномен: мы, русские, небольшими силами, малой кровью, буквально за год-два разгромили в Сирии ИГИЛ (американцы тоже внесли свой вклад), а Вашингтон воевал в Афганистане 20 лет, и ничего в итоге.

— Еще раз, они не воевали, они бомбили, держали в страхе местное население с помощью ракетно-бомбовых ударов. Все. И сидели запертые на своих базах. Территорию они не контролировали. Территорию они пытались контролировать с помощью марионеток, в которых вкачивали деньги и организационные ресурсы, но КПД был крайне низкий, ресурсы пропадали. В результате никакого режима, который мог бы удержаться после их ухода, создано не было.

Как видите — ситуация схлопнулась мгновенно. Для американцев это позор, еще больший, чем их уход в свое время из Сайгона, когда они тоже с крыши собственного посольства в последние секунды эвакуировали своих же граждан. Это же просто феноменальный позор.

Американцы это понимают, но стараются об этом молчать. За исключением Трампа, который говорит открыто, потому что ему это сейчас очень выгодно. Потому что он показывает разницу между собой и этим престарелым деятелем, который сейчас стоит формально у руля США, я имею в виду Байдена.

— Кондолиза Райс, бывший госсекретарь-республиканец, выступила с заявлением, что после ухода американцев из Афганистана, Америка должна послать сигнал ее союзникам, прежде всего Тайваню и Украине, о том, что мы их не бросим. Это делается для того, чтобы они не паниковали.

— Сигнал? Американцы просто пришлют на помощь больше самолетов, потому что Украина равнинная в отличие от горного Афганистана. Кроме того, можно будет добежать до Польши, если не поймают какие-то карпатские партизаны, или еще кто-нибудь. Короче, там есть масса вариантов, как свалить.

Надо дать украинскому руководству какую-то ориентировку о том, что валить можно не только из одного аэропорта, как сейчас из Кабула, надо сигнализировать, что есть масса других вариантов, куда сдриснуть.

— А могут американцы устроить маленькую победоносную войну руками украинцев, например, в Донбассе, чтобы скрасить очень плохое впечатление от своего панического бегства из Афганистана?

— Конечно. Тем более, что я уже давно не верю в здравомыслие американского руководства. Поэтому любые, даже весьма нелогичные, авантюристические, нерациональные решения в голову им могут взбрести. Мотиваций там огромное количество самых разнообразных.

В принципе сейчас нынешняя Украина в тупике. Сидит там Зеленский, типа президент, изображает из себя что-то, да ему совсем уже «бедному» нечего делать. Бедному, естественно, в кавычках. Думаю, на карман он себе уже накопил давно и достаточно, и продолжает снимать устойчиво мелкие проценты, гешефты со всего, что происходит вокруг.

Но с точки зрения политической он бедный. Он очень бедный в том смысле, что он абсолютно бессмысленный, и делать ему нечего. Уже столько всяких заявлений слышали — и миролюбивых, и грозных. Он со всеми поговорил уже двадцать раз, поговорит еще в двадцать второй раз. Ничего от этого не меняется, ситуация на Украине становится только хуже.

Соответственно, что-то надо делать. В этом смысле идея как всегда с какой-то войной маленькой, может быть, победоносной, а может быть, нет — для него является хоть каким-то выходом. Поэтому логично было бы предположить, что усиление обострения становится снова возможным.

Тем более, что у нас в стране будут выборы, а в этих выборах будет участвовать Донбасс, граждане России, живущие на Донбассе. А это прекрасный повод испортить наши выборы, как раз под них организовать серьезную вооруженную провокацию.

— Что теперь будет со Средней Азией — с Туркменией, Узбекистаном, Таджикистаном, Киргизией?

— В перечисленных тобой государствах Средней Азии совсем разные ситуации. Они и социально, и экономически разные. И этнически ситуация тоже разная. Потому что в одних есть ярко выраженный этнический конфликт, а в других таких ярких межэтнических конфликтов нет.

В Таджикистане одна ситуация, в Киргизии другая, в Узбекистане третья. У этих государств разная степень, разный запас прочности. У Узбекистана один запас прочности, наверное, самый большой в этом регионе, а у остальных стран совсем другой.

Напоминаю, что в Таджикистане в девяностых годах шла гражданская война, причем такая, что мама не горюй, очень жестокая. Там жило 5,5 млн. человек, при этом за два года интенсивной войны между вовчиками и юрчиками (выххабитами и сторонниками постсоветского режима — прим.) было убито, по реальным подсчетам, которым я доверяю — порядка пятисот тысяч человек.

— Ого! 10% населения!

— Да, там просто резали подряд всех, целыми городами. Где не могли резать, там по-другому убивали. Например, сталкивали людей с большой высоты. На одной гидроэлектростанции просто весь поселок, всех вышвырнули с плотины — женщин, детей, стариков, всех, кого нашли.

Там, по-моему, порядка полутора тысяч простых советских людей разных национальностей погибло. Их просто всех скинули. Просто надо понимать — это Средняя Азия, со всей присущей Средней Азии свирепостью и жестокостью.

— Вернемся к талибам. Каковы будут их ближайшие действия в Афганистане?

— Сейчас они по отношению к Российской Федерации, по отношению к странам Средней Азии будут пытаться, по крайней мере, внешне вести себя очень миролюбиво, так как сейчас у них есть проблема с тем, чтобы окончательно подчинить себе Афганистан, который, я напоминаю, еще окончательно не подчинился. Уже в Панджшере Ахмад Масуд собирает свои войска, которые будут явно сражаться с талибами.

Вице-президент Афганистана в отличие от президента страну не покинул, и тоже переходить на сторону Талибана не собирается. Я вас уверяю, что найдутся еще люди, которые могут на себя взять определенную ответственность, и будут Талибану сопротивляться на севере.

Сейчас талибы завладели Мазари-Шарифом, а Дустум сбежал, по всей видимости, в Узбекистан. Власть талибов в одночасье на севере вряд ли установится. Талибам придется разбираться не только с разными этническими группами, но и с более экстремистскими группировками.

Но если талибы захотят продолжить победоносное движение, то я думаю, что государства Средней Азии может перекосить очень быстро.

— А после того, как они обрушатся, что дальше произойдет? Вот они обрушились — Узбекистан, Таджикистан…

— Будут разбираться, этнические группировки будут разбираться друг с другом за контроль над предприятиями, полями, пашнями, садами, ресурсами любого рода.

— Могут ли талибы в отместку за помощь среднеазиатским республикам отомстить России, устроив на нашей территории террористические акты? Или это сгущение красок?

— Это сгущение красок. Талибан никаких устойчивых позиций в России не имеют. Здесь, в России, если действуют исламские радикальные группировки, но это другие исламские радикальные группировки, которые никакого отношения к движению талибов не имеют.

— У тебя под ружьем в «Союзе добровольцев Донбасса» десять тысяч мужиков, которые умеют хорошо обращаться с оружием.

— Даже уже больше, давно уже больше, порядка шестнадцати тысяч.

-Если вдруг понадобится российское присутствие в Средней Азии, чтобы оказать сопротивление талибам, наверное, обратятся, в том числе и к «Союзу добровольцев Донбасса»…

— «Союз добровольцев Донбасса» не откажется.

— Он готов участвовать в битве с талибами в Средней Азии, если Родина позовет?

— Мы готовы участвовать и выполнять любые геополитические задачи в интересах России. Подчеркиваю — не против талибов и всей азиатской истории, а в интересах России мы готовы повоевать с любыми азиатами. Тем, кто будет против России, мы будем наступать сапогом на горло, но, конечно, при необходимости.

Источник: https://ukraina.ru/interview/20210821/1032098135.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: