С утра 22 мая дул легкий северо-западный ветер, благоприятный для турок, но Саид-Али не воспользовался им и не атаковал русскую эскадру.
Видя, что турецкий флот не имеет намерения атаковать, Д.Н. Сенявин, воспользовавшись благоприятным для русских кораблей юго-западным ветром, который задул после 13 часов, снялся с якоря, чтобы напасть на противника. Но турецкая эскадра, вступив под паруса, стала отходить к Дарданеллам, избегая боя. Сигналом адмирала русским кораблям было приказано нести всевозможные паруса и атаковать противника каждому по способности В 14.30 вся эскадра в ордере баталии шла к турецкому флоту.
Турецкая эскадра состояла из одного 120-пушечного, трех 80-пушечных, четырех 64-пушечных линейных кораблей, шести 50-пушечных фрегатов, 4 шлюпов, 1 брига и гребной флотилии из 80 судов под командованием капудан-паши Саид-Али и трех адмиралов.
Русская эскадра состояла из 10 линейных кораблей: «Уриил» (капитан 1 ранга М.Т. Быченский), «Твердый» (флаг Д.Н. Сенявина, капитан 1 ранга Д.И. Малеев), «Сильный» (капитан-командор И.А. Игнатьев), «Ярослав» (капитан 2 ранга Ф.К. Митьков), «Селафаил» (капитан 2 ранга П.М. Рожнов), «Елена» (капитан 2 ранга И.Т. Быченский), «Скорый» (капитан 1 ранга Р.П. Шельтинг), «Мощный» (капитан 1 ранга В. Кровве), «Рафаил» (капитан 1 ранга Д.А. Лукин), «Ретвизан» (флаг контр-адмирала А.С. Грейга, капитан 2 ранга М.М. Ртищев) и фрегат «Венус» (капитан-лейтенант Е.Ф. Развозов). За несколько часов до сражения Д.Н. Сенявин подчинил находившиеся при эскадре легкие суда командиру «Венуса». Он предоставил Е.Ф. Развозову право действовать самостоятельно, не дожидаясь сигналов адмирала. Во время сближения с противником корсарские суда производили промеры глубин, так как район боя изобиловал отмелями.
Однако ветер опять стих и боевой порядок русской эскадры расстроился. Около 18 часов задул западный ветер, и русские корабли, нагоняя турецкую эскадру, вблизи Дарданелл стали поодиночке вступать в бой с ближайшими кораблями противника.
Первым открыл огонь фрегат «Венус», атаковав отставший турецкий корабль. Ближе остальных кораблей к туркам находились «Ретвизан», «Рафаил» и «Селафаил». Умело маневрируя, они шли за уходящим противником к проливу и атаковали турецкие корабли на самом близком расстоянии. В 18.15 «Ретвизан» и «Рафаил» начали бой. «Ретвизан» атаковал вице-адмиральский корабль, дав залп ему в корму. Затем он поразил двумя залпами следующий в строю турецкий корабль. «Рафаил» вступил в бой с турецким кораблем, который ранее атаковал «Венус». «Селафаил», догнав в 18.30 100-пушечный корабль капудан-паши, дал ему два залпа в корму, Саид-Али вынужден был изменить курс. В этот момент к турецкому флагману подошел «Твердый» и дал залп всем бортом. При этом он так приблизился к турецкому кораблю, что реи их почти соприкасались. Д.Н. Сенявин стремился в первую очередь атаковать турецкого флагмана. Но поскольку «Твердый» слишком близко подошел к берегу, он вынужден был повернуть на обратный галс. Турецкого флагмана успел поразить продольным залпом «Селафаил», после чего сильно избитый корабль капудан-паши укрылся в Дарданеллах.
Затем «Селафаил» подошел под корму другого турецкого корабля, идущего к Дарданеллам, и сделал несколько залпов, прежде чем тот вошел в пролив. «Твердый» нанес серьезные повреждения одному из кораблей под вице-адмиральским флагом. «Уриил» так близко сошелся с другим кораблем под вице-адмиральским флагом, что своим такелажем сломал у турка утлегарь.
Преследуя турок, русские корабли вели бой, по способности меняя курс, убавляя и прибавляя парусов, часто заходя под корму кораблей противника. Они смело атаковали противника, несмотря на то, что оказывались среди турецких кораблей. «Твердый», «Скорый», «Мощный», «Св. Елена» сражались на оба борта.
В наступившей темноте береговые укрепления поражали обоих сражающихся. Вследствие наступившего штиля течением русские корабли отнесло так близко к берегу, что по ним турками был открыт ружейный огонь. Темнота позволила туркам скрыться в проливе, во втором часу ночи течение вынесло русские корабли из пролива, и они стали на якорь.
Три турецких корабля не успели войти в пролив и стали на мель у азиатского берега. Утром 11 мая они были обнаружены, и как только позволил ветер, Д.Н. Сенявин направил A.C. Грейга с кораблями «Ретвизан», «Селафаил», «Скорый», «Ярослав» и фрегатом «Венус», чтобы отрезать их от главных сил. Отряд A.C. Грейга догнал турецкие корабли у самого входа в пролив. Один турецкий корабль, атакованный «Селафаилом» и «Ретвизаном», выбросился на мель. Вице-адмиральский корабль сильно пострадал и сел на мель, только один корабль ушел в Дарданеллы.
Во время боя русские вывели из строя три турецких линейных корабля. Турки потеряли до 2 тыс. чел. убитыми и ранеными, русские — 83 чел. В числе убитых при Дарданеллах был капитан-командор И.А. Игнатьев, вместо него командиром «Сильного» был назначен капитан-лейтенант Д.С. Шишмарев. Наибольшие повреждения русским кораблям нанесла крепостная артиллерия, стрелявшая мраморными ядрами. Такими ядрами на «Рафаиле» и «Ярославе» были пробиты оба борта. Ядра же турецких кораблей, иногда попадая в борт, не пробивали его и застревали в обшивке. Наибольшее количество повреждений получил «Твердый» — 10 пробоин в корпусе и 47 — в парусах. Все повреждения на русских кораблях были исправлены в течение 1–2 дней. Турки восстанавливали свою боеспособность почти месяц.
Только близость пролива, поддержка береговых батарей и благоприятный западный ветер позволили турецкому флоту избежать полного разгрома. Эта победа явно показала неизмеримое превосходство личного состава русской эскадры над турками. Д.Н. Сенявин проанализировал с командирами кораблей их действия, указав на допущенные ошибки. Еще до боя он требовал вести огонь по мачтам, такелажу и парусам, чтобы лишить противника хода. Но во время сражения стрельба велась главным образом по корпусам турецких кораблей. Адмирал обратил внимание командиров на то, что, вступив в бой с каким-либо турецким кораблем, они не доводили дело до победы и часто переносили огонь на другие цели. Д.Н. Сенявин обратил внимание на слишком большой расход пороха и снарядов, которые пополнить было негде.
Капудан-паша Саид-Али за неудачные действия приказал казнить своего вице-адмирала и двух командиров.
Тесная блокада столицы Турции была одной из причин восстания в Константинополе и свержения с престола султана Селима III. Вскоре в Константинополе начались голодные бунты. Новый султан Мустафа IV повелел капудан-паше Саид-Али идти в море и «отнять» у Сенявина Тенедос. Не показывавшийся после поражения своего в продолжение целого месяца турецкий флот, наконец, решился снова выйти в Архипелаг.
10 июня турецкий флот под командованием Саид-Али (10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 3 корвета, 2 брига) вышел из Дарданелл и стал у восточного берега острова Имброс. Оставив у Тенедоса бриг «Богоявленск» (лейтенант П.А. де Додт), накануне пришедший с Корфу, и два греческих судна, Д.Н. Сенявин направился к северу от острова Имброс, чтобы отрезать противника от Дарданелл, а затем навязать ему бой. 15 июня, когда русская эскадра находилась между о-вами Имброс и Самофракия, турецкий флот спустился к острову Тенедос и обстрелял крепость. 16 июня с Анатолийского берега был перевезен турецкий десант (7 тыс. человек), который начал осаду крепости. Русский гарнизон (600 человек) атаковал противника в момент его высадки, а артиллерия крепости и «Богоявленска» вела огонь по турецким судам.
Эскадра Д.Н. Сенявина 17 июня направилась к острову Тенедос, отрезая турецкий флот от Дарданелл. Турецкие корабли, чтобы избежать сражения, ушли в западном направлении. Обеспечив оборону своей базы и оставив у Тенедоса «Венус», «Шпицберген», «Богоявленск» и 2 корсарских судна, Д.Н. Сенявин с 10 линейными кораблями (754 орудия) направился на поиск противника.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.