Еще слышны орудий залпы,
И земли Харькова в огне.
А пепел горький от пожарищ
Подобен черной мошкаре.
Притихла улица Сумская,
Проспект Московский приуныл.
Лишь на базаре зазывалы
Всех приглашают за столы.
Язык чужой отныне слышен —
Он словно крики воронья!
Мосты ссутулились. Под ними
Вода не бьется в берега.
Немногословным стал вдруг Харьков…
Ботинки месят талый снег.
На стеклах белый крест бумажный.
А на фронтоне — черный крест.

Андрей «Фрязин»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.