Даже тридцать лет спустя после начала острого межэтнического противостояния в Нагорном Карабахе, до решения всех наболевших вопросов между представителями армянского и азербайджанского народов остаётся практически пропасть.

В первую очередь стоит отметить, что именно армяно-азербайджанский межнациональный конфликт здесь стал первым на закате терпящего бедствие Советского Союза. Нагорный Карабах открывал череду затяжных кровавых междоусобиц. Считайте, что данный эпизод был показательным последствием политики перестройки, запущенной с 1985 года Михаилом Горбачевым. Этот гнилой курс не выдержал тест на прочность, в итоге оказалось, что политические власти Союза проявляют полную некомпетентность в знаковых для страны вопросах.

По своей сути, Нагорный Карабах является небольшой частью Закавказья, имеющей самобытную, непростую судьбу, соединяющую в себе переплетение жизненных путей соседей по этой земле — армян и азербайджанцев.

В географическом плане Карабах также связывает равнинную часть, на которой исторически всегда селились азербайджанцы, и горная местность, где на возвышенностях предпочитали жить армяне.

Веками Нагорный Карабах служил ареной чередования спокойных времён перемирия или замирения и военных стычек двух этносов. Они постоянно выясняют непростые отношения между собой. Сразу после падения Российской империи, два года подряд здесь тянулась ожесточённая армяно-азербайджанская война 1918-1920. С обеих сторон масла в огонь подливали сторонники углубления националистических различий и претензий. Кровь перестала литься и на регион снизошёл мир лишь с водворением советской власти на всем Закавказье.

Армяне и сейчас считают, что горячие дебаты летом 1921-ого в ЦК РКП (б) привели к ошибочному решению оставить Нагорный Карабах в составе Азербайджанской ССР, хотя тогда регион получил широкую автономию. Примерно с 1937 года местность стала называться Нагорно-Карабахской автономной областью. Жители этого неспокойного региона предпочитали позиционировать себя как часть СССР, а не Азербайджанской Республики.

Московские власти очень долго не учитывали «лишние нюансы» в своём подходе к управлению регионом. В 1960-ых подымался вопрос о передаче Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР, но его жёстко оборвали в центральном руководстве, посчитав необходимым на корню пресекать националистические настроения. Даже не представляя при этом, какую ошибку совершают для будущего. И национализм тут был делом десятым. Время показало, что опасались армяне Карабаха небезосновательно. Если смотреть статистику, то, например, в 1923 году армяне составляли подавляющее большинство в 90%, а уже к середине 1980-ых количество этнических армян снизилось до 76%. Случайным данное явление назвать нельзя — власти Азербайджанской ССР целенаправленно делали упор на изменение этнического состава «спорной» по их мнению территории.

Общее стабильное равновесие в Советском Союзе, где даже пограничные регионы умудрялись жить в мире и дружелюбии, позволяло и Нагорному Карабаху острых моментов избегать и добрососедствовать. Если случались мелкие межэтнические стычки и споры, их не воспринимали всерьёз и «кадило не раздували».

Привнесённая «демократом» Горбачевым политика перестройки «разморозила» для широкого обсуждения в прошлом запретных тем. Шовинистические настроения вместе с их носителями повылезали на поверхность и стали, как термиты, точить дерево Страны со всех сторон.

Большие переломы начинаются с малых шажков. Точкой отсчёта нового витка напряжения стал прецедент в армянском селе Чердахлы Шамхорского района Азербайджана. Великую Отечественную Войну селяне встречали вместе со всеми на передовой, отправив в общей сложности на фронт 1250 человек. Героические и отмеченные многочисленными наградами и званиями земляки уроженцев селения служили примером для остальных. И вот на этой исконной территории проживания армян, в 1987 году секретарь райкома партии Асадов, берёт и назначает вместо директора местного совхоза Егияна нового руководителя, азербайджанской национальности.

Селянам претило и само отстранение Егияна, и попутное обвинение его в несуществующих злоупотреблениях властью, и сам процесс данного произвола. Асадов предпочёл пойти путём нахрапистым и грубым, указав директору-армянину «убираться в Ереван». На его место назначили этнически чуждого, лишённого понимания ситуации в регионе, да ещё и без должного образования: по мнению большинства местных, новый голова был «шашлычником с начальным образованием». Нежелание принять его назначенца настолько разозлило Асадова, что он перешёл от разговоров и уговоров к угрозам и насилию.

Селяне Чардахлы пожаловались на произвол райкомовца Генпрокурору СССР. В послании отметили явные злокозненные шаги партократа, который всегда приезжал в село в сопровождении милиции и пожарных. Используя админресурс, он пытался собрать партийных, чтобы с их помощью продавить нужное себе собрание. После нескольких неудачных попыток, «стали избивать народ, арестовали и вывезли на заранее пригнанном автобусе 15 человек. Среди избитых и арестованных были участники и инвалиды ВОВ (Вартанян В., Мартиросян X., Габриелян А. и др.), доярки, передовые звеньевые (Минасян Г.) и даже бывший депутат Верховного Совета Аз. ССР многих созывов Мовсесян М.» — значилось в послании силовому ведомству.

После чего Асадов не угомонился, а явился в селение с очередным погромом и задержаниями. «На этот раз избили и арестовали 30 человек. Такому садизму и беззаконию может позавидовать любой расист из колониальных стран», — подчёркивали в своей жалобе впервые столкнувшиеся с подобной наглостью люди.

События в Чардахлы попали на страницы газеты «Сельская жизнь» и стали достоянием общественности. Центр вновь проигнорировал «местечковые разборки», зато в Нагорном Карабахе армянская часть населения стала поднимать волну возмущения от безнаказанности распоясавшегося функционера.

В советскую столицу стали отправляться многочисленные делегации интеллигенции армянской общины, которые уверяли московских политиков, что в 1920-х Нагорный Карабах к Азербайджану присоединили ошибочно и сейчас настало время все исправить. Москва выслушивала по новой перестроечной моде, кивала и обещала разобраться. А Карабах эту резину обещаний рассматривал как подыгрывание азербайджанскому вектору.

Чем дальше растягивалась коллизия, тем больше накалялась обстановка. Молодежь выдвигала все более радикальные лозунги. Далекие от политики люди всерьез опасались за свою жизнь и покой. Соседи «не твоей» национальности стали рассматриваться с подозрением и тревогой.

Власти Азербайджанской ССР проводят собрание в столице Нагорного Карабаха партийного и хозяйственного актива, заклеймив их попутно «сепаратистами» и «националистами». Вроде справедливо заклеймили, только своей роли в этом балагане не учли — именно поверхностное отношение к ключевой загвоздке отношений привело позже к крови. Это их политика довела все до подобного абсурда.

Контроль над положением в спорном регионе стал выходить из-под контроля властей уже с середины февраля 1988 года. На центральной площади Степанакерта, тогда ключевого города автономии, а ныне столицы Нагорного Карабаха, с этого момента практически без остановки проходили митинги в поддержку передачи НКАО в состав Армении. Активная часть населения Еревана также поддержала эти требования и провела ряд акций в поддержку выступивших за возврат в состав Армянской ССР.

Народные депутаты НКАО на внеочередной сессии, 20 февраля 1988 года, оформили обращение к Верховным Советам Армянской ССР, Азербайджанской ССР и СССР с предложением одобрить передачу Нагорного Карабаха в состав Армянской Республики.

Настрой в Карабахе и Армении породил противодействие в Азербайджанской ССР, где столичный Баку и многие остальные города Республики массово проводили акции, требуя пресечь «вылазки армянских экстремистов» и никаких передач регионов не устраивать.

На следующий день после обращения властей Степанакерта, Москва, следуя духу Горбачевского режима, посоветовала сохранять «дух интернационализма» и не «поддаваться на провокации»: если помните, царил принцип «мы за всё хорошее против всего плохого». Поздно было увещевать, слова ничего поправить уже не могли. Творческие интеллигенты закидывали печать петициями, а на митингах выдвигали всё новые требования. На местах, грубо говоря, улицу уже держали в своих руках радикалы.

Поэтому первая кровь не замедлила появиться. Единственный район превалирующего азербайджанского населения в Нагорном Карабахе на момент разлома — это Шушенский район НКАО. Этническая диаспора подогревала себя слухами о «зверских убийствах азербайджанских женщин и детей» в Степанакерте и Ереване. Ничего подобного в реальности не было, однако даже сплетен хватило для «рейда мщения», устроенного 22 февраля вооруженными толпами азербайджанцев, которые ринулись в «поход на Степанакерт» для «восстановления порядка и справедливости».

Толпа азербайджанцев немного притормозила возле поселения Аскеран, где обезумевших мстителей пытались образумить милицейские кордоны. Но безуспешно, толпу не удалось остановить, зазвучали первые выстрелы. Тогда погибли два человека: провидение тоже бывает полно иронии, поскольку одним из убитых стал азербайджанец, застреленный милиционером той же национальности.

Рванул конфликт, где его ждали меньше всего, в городе-спутнике столичного Баку — Сумгаите. На улицах стали появляться неизвестные, называвшиеся «беженцами из Карабаха». Они рассказывали жителям о жестокости и зверствах армян по отношению к азербайджанцам. Не сказав ни слова правды, провокаторы сеяли взрывоопасное настроение в городе, обстановка накалялась с каждым часом.

Никто в многонациональном Сумгаите, основанном в 1949 году, где проживали под одним небом, работали и строили будущее все вместе: азербайджанцы, армяне, русские, евреи, украинцы, — представить не мог ту трагедию, что разыграется в конце февраля 1988 года.

Официально считается, что спусковым курком для крови послужило сообщение по ТВ о кровавой стычке под Аскераном, ведь там погибли два азербайджанца. Ставший привычным ежедневный митинг на центральной площади города, где требовали сохранить Нагорный Карабах в составе Азербайджанской ССР, в этот день превратился в карательную акцию под лозунгом «Смерть армянам!». Усилий местных властей и правоохранителей не хватило для пресечения беспорядков, на два дня Сумгаит погрузился в кровавые погромы, которые вспыхивали повсеместно.

Официальная статистика на сегодня приводит в числе погибших цифру: 26 армян. Пострадавших же насчитывались сотни. Безумие кровавого круговорота остановил только ввод войск. Однако и армия не сразу нашла управу на одичавших за какие-то дни «мстителей». Введённым войскам поначалу запретили применение оружия к «гражданским лицам», ведь по всем конвенциям регулярные части ВС не применяют против мирняка. (Украина не в счёт, она давно потеряла все ориентиры в пространстве.) В результате командование ВС СССР дождалось, когда счёт раненым среди солдат и офицеров преодолел сотню, только потом терпение к «заблудившимся» лопнуло. Ряд погибших армян дополнили шестеро азербайджанцев, после этого беспредел удалось остановить.

Пущенная кровь Сумгаита осложнила в разы развязку и прекращение конфликта в Нагорном Карабахе. Армяне словно вновь пережили резню в Османской империи, которая случилась в первые годы ХХ века. Жители Степанакерта повторяли с холодящим душу страхом: «Смотрите, что они творят? Разве после этого мы можем оставаться в Азербайджане?»

Поздно спохватившаяся Москва начала тогда применять жёсткие меры, уже нелогичные и пустопорожние. Члены Политбюро при визитах в Баку и Ереван обещали диаметрально противоположные вещи. Центральная власть катастрофически теряла авторитет у народа.

Кровавая распря в Сумгаите привела к исходу этнических армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении. Люди боялись повторения кровавых событий и покидали родные места, бросая пожитки, избегая соседа, в один момент ставшего кровным врагом.

Хотя неверно говорить о всеобщем оскотиневании и подонках. Чернить всех не будем, отметим, что при погромах в Сумгаите, вопреки опасности собственным жизням, многие азербайджанцы спасали армян, прятали их в своих домах. При похожих «ответках» в Степанакерте, при охоте «мстителей» на азербайджанцев, уже армяне спасали их, бесстрашно и отчаянно.

Хуже всего было то, что достойным людям уже не удавалось остановить разрастание и углубление межэтнического конфликта. Повсеместно возникали новые поводы для столкновений, гасить которые не успевали даже при помощи ввода в регионы внутренних войск.

К тому же на дворе был конец 80-ых, общий системный кризис СССР отодвигал в дальний угол проблему Нагорного Карабаха. В то время уже противоборствующие стороны об уступках и компромиссе слышать не хотели. К январю 1990 года, сформировавшиеся за это время незаконные вооружённые группировки с обеих сторон в открытую вели боевые действия, жертв и раненых среди них насчитывались уже десятки и сотни.

Исторический экскурс продолжим в следующий раз детальным разбором ситуации с Нагорным Карабахом на данный момент. Какие настроения сейчас превалируют в регионе, насколько учитывается опасность развязывания локальной войны в неспокойном регионе.

Научимся ли мы со временем учитывать ошибки и пробелы недавнего прошлого?

Камни преткновения мира Нагорного Карабаха

Тема Нагорного Карабаха, как показало обсуждение предыстории кровавого конфликта и его первопричин, не прекращает быть актуальной и в наши дни. Проблема армяно-азербайджанского противостояния и соперничества в регионе тлеет, подобно пригашенным углям, готовым разгореться ещё ярче прежнего. Начавшись с локальной этнической неразберихи, со временем карабахский узел стягивался ещё туже.

После кровавой бойни в Сумгаите, Степанакерте и окрестностях, настойчивость населения Нагорного Карабаха привела к независимости территории от Азербайджана. Депутаты-армяне в советах всех уровней от Карабаха объявили о независимой Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Как ответная мера, в Баку Верховным Советом была упразднена автономия Нагорного Карабаха.

Происходило всё это на фоне усиления вооружённого противостояния жителей региона. В декабре 1991 года, пока ещё формально Нагорно-Карабахская автономная область, где жили преимущественно армяне, провела народный референдум, по его итогам было объявлено о независимости области от Азербайджана. До сих пор мировое сообщество отказывается признавать это народное волеизъявление (знакомая ситуация с двойными стандартами). Вспомнить хотя бы недавний прецедент Каталонии и Испании.

И всё же, вопреки политическим ухищрениями Баку, Верховный Совет Нагорного Карабаха 6 января 1992 года принял Декларацию «О государственной независимости Нагорно-Карабахской Республики».

В конечном итоге между Азербайджаном и Нагорным Карабахом разрослась широкомасштабная война 1991-1994 годов. Самооборона НКР установила в результате контроль над соседними с Республикой несколькими регионами Азербайджана. Совет Безопасности ООН в 1993 году расценил эти действия как оккупацию азербайджанской территории. В свою очередь, войска Азербайджана вытеснили армян из бывшего Шаумяновского района Азербайджанской ССР и части Мартакертского и Мартунинского районов Нагорного Карабаха.

Аналогично минскому формату Донбасса, в 1992 году карабахский конфликт взялась разбирать созданная Минская группа ОБСЕ, в данный формат за стол переговоров усадили конфликтующие стороны: Нагорный Карабах, Азербайджан и Армению.

Россия, совместно с минской группой, составила тогда Бишкекский протокол, подписанный 5 мая 1994 года в столице Киргизии, откуда и получил своё историческое название. Согласно данному документу, противоборствующие стороны конфликта смогли договориться о прекращении огня, которое длится с перерывами на горячие фазы по сей день.

В новейшей истории горячая фаза началась в декабре 2015 года. Выпады и провокации привели к началу со 2 апреля 2016 года боевых действий ВС Азербайджана с Армией обороны Нагорного Карабаха.

Минобороны Республики сообщило тогда, что с азербайджанской стороны была предпринята попытка наступать в южном, юго-восточном и северо-восточном направлениях, применив артиллерию, авиацию, бронетехнику.

В течение периода со 2 по 5 апреля, стороны конфликта (Азербайджан, Армения и Нагорный Карабах) сообщали через сводки противоречащую друг другу, содержащую разные сведения о погибших военных и мирных жителях информацию. Опровержения и обвинения во лжи шли непрерывным потоком.

Минобороны Азербайджана 3 апреля сделало заявление об «одностороннем прекращении огня» на линии соприкосновения. В Нагорном Карабахе через своё военное ведомство опровергли информацию о тишине.

На следующий день военное ведомство Баку заявило о «разгроме командно-штабных пунктов» по всему Нагорному Карабаху с «зачисткой» генералов и полковников. На что в Минобороны Армении дали срочное опровержение.

В итоге 5 апреля 2016 года представители министерств обороны обоих сторон конфликта заявили, что Армения и Азербайджан сумели достичь соглашение о прекращении взаимных обстрелов на территории Карабаха.

По официальным данным, общая численность погибших среди военных Нагорного Карабаха на этом этапе: 29 человек, раненых — 72 человека. До сих пор числятся пропавшими без вести 28 человек. ВС Азербайджана также понесли потери: 31 человека погибших и 9 человек раненых. Была предоставлена информация о погибших среди гражданского населения обеими сторонами.

Перемирие вновь наступило в гремящем регионе 6 апреля 2016 года, когда Баку и Степанакерт сообщили о сохранении договоренности о перемирии.

На текущий момент, независимость Нагорного Карабаха не признана странами-участницами ООН. По международно-правовым нормам, территории Нагорного Карабаха и тех регионов Азербайджана, что находятся под контролем войск Армии Нагорного Карабаха, считаются территорией Азербайджана.

При этом фактически у НКР есть все атрибуты независимого государства: свои законы и конституция, органы управления, армия и полицейские силы, государственная символика и даже представительства иностранных государств.

Роберт Кочерян стал первым президентом НКР и был им в период 1994-1997 годы. После он добровольно ушел с поста и уехал в Ереван, а главой НКР стал Аркадий Гукасян (1997-2007). На данный момент Республику возглавляет Бако Саакян (с 2007 года).

Не способствует установлению мира и сильно пострадавшая за время Карабахской войны 1991-1994 годов экономика НКР. Несмотря на сложности, Республика старается поддерживать имеющиеся производства, ремесла, сырьевые отрасли.

Регион живёт тревожной жизнью ожидания постоянной опасности возобновления боевых столкновений. Военные эксперты намекают, что существует вероятность возобновления полномасштабных столкновений весной-летом текущего года.

Об этом заявляет и военный эксперт Ван Амбарцумян. Об этом свидетельствует и планомерное стягивание с начала весны текущего года военных сил Азербайджана к границам с НКР.

Наряду с передвижной техникой, зафиксированы: буксируемая ствольная артиллерия, самоходная стволовая артиллерия, РСЗО, БМП, БТР и основные боевые танки. «Стянуто огромное количество сил. Эти войска по сей день не убраны с позиций. То есть с передовой они так и не были возвращены на места постоянной дислокации», — заявил в своём аналитическом комментарии Амбарцумян.

Не стоит забывать о данном президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым обещании, что «2019 год станет переломным в вопросе карабахского урегулирования». Параллельно президентским обещаниям, похожие слова звучат и от главы МИД Азербайджана.

От общественников и СМИ официального Баку можно прочитать лишь призывы к компромиссу и благоразумию. Но ведь из Киева нас тоже уговаривают «не мешать миру в Донбассе», а на деле оказываются открытыми агрессорами. Так и южная сестра ЛДНР не может гарантировать собственной безопасности — недоверие к «политическим партнёрам» и оппонентам мешает.

Мария Коледа

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.