Не побывав на фронте понять разницу между моралью войны и мира невозможно. Кто наделен правом убивать?  Еще до всех событий на Украине каждый занимался своим делом: кто был учителем, кто рабочим, кто политологом или журналистом.
А я учился в школе. И видел войну только в фильмах. Да и у немногих тогда в мыслях было то, что когда-нибудь им предстоит взять оружие и убивать. Также, наверное, и перед Великой Отечественной Войной люди не могли такого подумать. Каждый руководствовался своими моральными принципами и устоями. И никогда бы не поверил, если бы ему сказали, что он может так запросто застрелить человека. Но когда в 41-м грянул гром войны и вскипела ненависть к врагу, то такого вопроса уже не стояло.

Так же и на Донбассе… В 2014 году, по нашему приезду в Симферополь наш покойный командир с позывным “Ромашка” сразу сказал, что будет жарко и боестолкновений с украинскими войсками в Крыму не миновать. Это позже выяснилось, что в Крыму обойдется без стрельбы. Но тогда в нас бурлил патриотизм и мы готовы были даже умереть, мысль же о том, что будем воевать с ВСУ, тревожила. Ведь еще недавно, пару лет назад я ездил в составе кадетского корпуса на экскурсию в житомирскую десантную бригаду. И вспоминая, как тепло принимали нас солдаты, как ели мы с ними в одной столовой и даже спали с ними в казармах, приходилось задумываться. Да и вообще, вроде как братья с одной земли. Они же действуют по приказу, думал я, и даже майдан пытались разогнать. Поэтому мысль о том, что придется в них стрелять очень напрягала. И не одного меня. Ведь почти у каждого ополченца есть родственные связи с одной и с другой стороны.

Но этот страх был недолгим. Защитники Крыма всегда обращались с украинскими вооруженными силами гуманно, чего не скажешь о последних. Про Донбасс я вообще молчу. Силами шестидесяти человек во главе со Стрелковым мы взяли Славянск. Без единого “двухсотого” и без притеснения местного населения. Мало того, на протяжении всей славянской эпопеи мы прекрасно сосуществовали с народом. Я открыто могу сказать, что поддержка была максимальная. Люди помогали всем чем могли: и кормили, и окопы рыли, и в разведку ходили. На нас же смотрели, как на защитников. Я думаю, мы таковыми и являлись. Ведь и мы в голодные дни тоже делились продуктами с местными. А что укропы? А укропы нещадно утюжили город, травили фосфорными бомбами, жгли дома и равняли с землей поселки танками.

И это делали не только злые правосеки и отмороженные нацбатальоны, но и простые солдатики, “защищающие свою землю” от “пророссийских сепаратистов”, те, с которыми мы вместе стреляли на полигоне в детстве. Тогда то страх и пропал. Вскипела в жилах ненависть и всякая жалость исчезла. В то самое время каждый и наделил себя правом убивать. Но это то, что касается нас, кто сам пошел положить свою жизнь на фронт. А сейчас, в  мирной России мною была замечена такая тенденция, что в молодом поколении процветает неоправданный цинизм. Подростки, закончившие еще только школу, уже смотрят на смерть человека, как на повседневность. Даже находят смелость посмеяться над умершими. Неважно, в интернете или по телевизору они смотрят на реальные несчастные случаи и, приученные к фантастическим боевикам и фильмам ужасов, где кровь течет рекой и кишки наматывают на деревья, также смеются над смертью.

Был случай, когда я рассказывал своему ровеснику о войне, о том горе, которое она принесла людям, о смерти боевых товарищей и даже врагов, его не впечатлило. Он шутил и смеялся над тем, как отлетают руки и ноги в разные стороны при попадании снарядов, искренне не понимая, что это совсем не смешно. И тогда я подумал, что будет, если случится такое у него на глазах? Да еще и со знакомым человеком. Не думаю, что его моральное состояние и такой жесткий цинизм были бы прежними. Паника поглотит его. Так как реальность намного страшнее глупых компьютерных “стрелялок”. И одно дело наблюдать, ничем не рискуя, а другое, ставить на кон свою жизнь, здоровье и материальные блага. Люди с войны приезжают другими. И только воевавшим удается оправдать свое возникающее спокойствие во время боя. Можно даже назвать такое спокойствие профессиональным. Как у врачей или патологоанатомов. Им оно разрешено. Но разве можно человеку судить, не прочувствовав и не побывав в данной ситуации? Печально, что современный мир так воспитывает. Абстрактная жестокость не нюхавших пороха порождает у них трусость и безответственность.
Позывной «Вандал»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.