— Олег, сколько вам лет?

— Двадцать восемь.

— Да ну. Мне показалось, вы намного старше… Голова вся седая…

В глазах решимость, в голосе — спокойствие, в паспорте — донецкая прописка,

за плечами — полгода в армии ДНР. Мы беседуем с ополченцем Олегом на крыльце ФГУП «ЦИТО» Минздрава России, где, благодаря Союзу Добровольцев Донбасса и инициативной группе «МедСанБат Новороссия», он оказался, чтобы впервые почти за 4 месяца встать на ноги.

В июне 2015-го Олег был ранен в посёлке Александровка во время жестокого обстрела. Осколок попал в спину и повредил спинной мозг, что обездвижило ноги бойца. Сегодня, 29 октября, он встал, пусть и поддерживаемый врачами «ЦИТО», и сделал первые, самые трудные шаги. Дальше будет легче, уверен Олег, а некоторым врачам, которые допускали мысль, что он не сможет встать на ноги, боец верить перестал: «Когда ещё в госпитале лежал, один врач подошёл ко мне и сказал (я стоял в коленном упоре), мол, ты даже можешь и не ходить. Вот… Честно, я поначалу не то, чтобы поверил, но прислушался… Но потом подумал: ну он же не может знать меня, правильно? Я просто помню, у нас один парень лежал — про него вообще сказали, что он труп. Но он выжил, даже пытался ходить, он нормально думает, разговаривает, читает, — а его фактически хоронили. Ну, так же, как и меня:

«Ты не будешь ходить». Откуда они знают, буду я ходить или нет?! Так что я не уверен, что они правду говорят, по большому счёту».

Олег ушёл на войну сразу после Нового года, дома его остались ждать жена и 6-летняя дочь. Служил в штурмовом спецназе. «Род задач — штурмовик, работа в тылу врага, непосредственно лицом к противнику», — рассказывает он.

День, когда Олег получил ранение, он помнит по минутам. Произошло это 14 июня 2015 года. По словам бойца, точка, на которой высадился его отряд, была пристрелянная, так что на него и его товарищей обрушился прицельный огонь. Далее — рассказ от его лица.

— …По нам начали вести прицельный огонь из миномёта. Снаряды летали как пули, мины летали везде, хоть в землю зарывайся как крот. Спрятаться было нереально. Там был маленький окоп, туда прыгнул командир, я не добежал туда метр — мина попадает в сам окоп, меня взрывной волной накрыло. Все осколки пролетели выше меня. Сзади, метрах в двух, был парень, его посекло — и глаза, и голову, очень сильно. А у меня один осколок. Единственное, в чём не повезло — я был без бронежилета, и у меня была полная разгрузка, то есть я лёг слишком высоко. Если бы без неё, лёг бы ниже и всё бы пролетело мимо. Как сказал командир, это 5 процентов из ста, что так получилось. Если мина падает, осколки летят на 20 сантиметров выше от земли. В эти 20 сантиметров я вложился, но один осколок всё же попал… Я не мог лечь ниже из-за разгрузки. Лёг, повернул голову боком, потому что так ниже, прикрылся, чтобы не надышаться землёй, ноги расставил, — всё сделал, в общем, но не помогло… Я вам скажу, когда мина попала в этот маленький окоп… Командира хоронили — он был как «желе», в костюме, в капюшоне, чисто лицо было видно.

Его позывной — Муха. Он перевёлся недавно. Нормальный парень, просто новенький и толком задачи не знал.

Я всё помню по минутам, был в сознании и когда в «скорой» ехал, даже анекдоты рассказывал. Наверное, шок, не знаю…

Меня ранило, обстрелы прекратились. Этот парень, которого посекло, — мы с ним начали ползти. Я ноги перестал чувствовать сразу, в момент. На мне разгрузка — ползти тяжело. Там был асфальт, я грудной клеткой бился об него, плюс разгрузка — сбилось дыхание и я остановился отдохнуть. Тут бежит парень, позывной Берёза, водитель, кричит: «Пацаны, вы где?». Отвечаю, что я здесь, он подбегает, начинает меня тащить. Оттащил метров двадцать — и туда, откуда он меня оттащил, попадает две мины. Я ему говорю: «Бросай меня, спасайся хоть сам, это конец». Он отвечает типа «рот закрой», — и мы ползём дальше, помогаем ему, как можем. Я сам весил килограмм 75, плюс разгрузка — 17-18, представьте этот вес. Автомат я вообще кинул, не тащил его. Я ему одной рукой помогал, а тут ещё с меня штаны начали спадать, я без ремня был, так что я пытался ещё и штаны подтянуть одной рукой… Кое-как он вытянул меня из обстрела. Сразу мне вкололи антишоковое, врач подбежал, потом положили в машину на живот и поехали… Очень просил пить. Ещё было очень больно прыгать по «лежачим полицейским». Тем более, взрывная волна меня подкинула и мне побило, можно сказать, все органы. Ну, я руки подложил и ехал…

Сначала привезли меня в одну больницу, я весь грязный был, земли наелся, капец. Короче, меня кое-как обмыли… Получается, 14-го меня взорвали, 15-го сделали операцию. Если бы операцию сделали сразу, осколок бы дальше не прошёл, а так получилось осложнение. Я считаю, что это халатность. Потом осколок извлекли, но когда извлекали — сильно распанахали всё, очень небрежно выдернули, грубо говоря, с мясом.

Пролежал в Донецке 3 недели, сняли мне швы… Ног я не чувствовал вообще, просто ноль. Не мог ни перевернуться, ничего. Со мной жена была и мама. Ещё через неделю меня забрали в Ростов, там я пробыл 5 дней, а оттуда меня бортом переправили сюда. Здесь я пролежал недели три. Сделали операцию, потому что осколок вытащили кое-как и позвонки были нестабильными, и мне их скрепили…

Самой главной проблемой для всех солдат, раненых в боях за Донбасс, на сегодняшний день остаётся невозможность получить высококвалифицированную помощь в регионе. Нехватка кадров и материалов, отсутствие специализированных клиник и госпиталей — народные республики пока не в состоянии быстро и на должном уровне ставить на ноги своих героев.

На помощь приходит российская медицина, но и здесь есть свои трудности, прежде всего — врачи Минздрава ограничены бюджетными рамками. Посему добровольная помощь инициативных групп по предоставлению донбасским ополченцам качественного лечения и восстановления пока остаётся едва ли не единственным шансом для раненых бойцов вернуться в строй, — в том или ином смысле.

Олегу помогли люди из «МедСанБата Новороссии», усилиями которых в Троицке был создан Центр временного размещения раненых (ЦВРР). Руководитель этой инициативной группы Ирина Куркачёва — маленькая женщина с огромными глазами и кипучей энергией. Она нашла в Москве лучших специалистов, которые провели Олегу операцию и изготовили качественные первичные ортезы. Расходы взял на себя Союз Добровольцев Донбасса, с которым троицкий ЦВРР с недавнего времени начал активно сотрудничать. Ирина помогла множеству людей, которые получили ранения на войне в Донбассе, — и таким ополченцам, как Олег, и добровольцам, и мирным жителям региона.

«Такая группа пациентов, как Олег, — она существует, таких пациентов достаточно много. Состояние этих людей в основном зависит от их внутренней эмоциональной энергетики, — отмечает заведующий протезно-ортопедической поликлиники ФГУП «ЦИТО» Минздрава России Сергей Евгеньевич Никитин. — У них ведь повреждается спинной мозг и проходимость спинного мозга нарушается — возникают парезы конечностей, то есть отсутствие активных движений. К сожалению, мы, ортопеды,

не можем делать прогнозы, это могут делать только лечащие врачи, доктора-нейрохирурги. Наша задача — обеспечить ему вертикальную ходьбу на время восстановительного периода. Ведь если пациенты с первых дней лечения садятся в коляску и забывают вертикальную ходьбу — к сожалению, с колясок они уже не встают».

Последние слова врача явно не про Олега — свои первые шаги он уже сделал и останавливаться не собирается, тем более, что у него есть на то все основания: «Когда меня поставили — было такое чувство, будто ноги заблокировали. Мышцы сдавило — по ходу, пошёл поток крови. Когда сделал первые шаги, даже почувствовал пяткой, что коснулся пола». Значит, через год-два Олег должен суметь пойти, хотя бы с тростью, — в этом полностью уверены и московские врачи.

«После восстановления вернусь домой, к семье, — поделился наш герой своими планами на будущее. — А ещё… У нас были очень большие потери. Третьего числа был бой, из 50-ти человек пришло 16, все остальные — трупы. Шестнадцать — это пришли трёхсотые, тяжелораненые и целые… Хочу поехать на место,где со мной это случилось, и поехать на могилки».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.