Когда началась русская весна на Донбассе, фотография этой удивительной женщины облетела  полмира. Украинские СМИ называли ее «боевой подругой диверсанта Гиркина, одним из самых ценных росcийских агентов…»
Ольга Ивановна Кулыгина – активная участница русской весны, член правления Союза Добровольцев Донбасса, курирующая медико-социальное направление,  доцент кафедры организационно-управленческих инноваций российского экономического университета им Плеханова была взята в плен в районе пропускного пункта «Бирюково»  и заключена в нелегальную тюрьму СБУ. Через 10 дней, благодаря усилиями полевого командира Игоря Безлера, Ольгу Ивановну обменяли на 17 украинских военнослужащих.
Корреспондент ИА Новороссия встретился с Ольгой Кулыгиной, чтобы задать ей несколько вопросов.
Расскажите, где вы родились, кто ваши родители и что побудило вас поехать на Донбасс?
Я коренная москвичка, мои родители тоже коренные москвичи, их предки переселились в Москву еще до 17 года. Чтобы ответить на вопрос, почему я поехала на Донбасс, мне нужно начать с тех событий, которые произошли в 1991 году. Мы все прекрасно помним, что тогда произошло. Распалась великая держава — Советский Союз на государственные образования, которые фактически не были дееспособны. Ни одна из этих бывших республик не получила полноценной экономики; целые отрасли промышленными были разорваны, были разорваны все связи, в том числе родственные.  Люди вынуждены были ездить к своим ближайшим родственникам, преодолевая какие-то препоны, через какие-то границы. Сразу после падения союза они  были эфемерными, но потом, с течением лет стали обустраиваться, укрепляться.  Увеличивалось количество всевозможных препонов для общения людей фактически одной национальности.
Мы 300 лет жили вместе, и то, что произошло в 91 году — это было противоестественно.  Это как если бы сейчас начала распадаться Германия на Баварию, на Пруссию, на какие-то княжества. По сути, это разделение и является первопричиной очень многих неурядиц, как в Украине, Белоруссии так и России.
Поэтому любой интегративный процесс на территории бывшего Союза я считала своим долгом поддержать всемерно и всячески. Тем более, так получилась, на Донбассе оказались волею судеб мои добрые и старые друзья,  включая Александра Юрьевича Бородая и было ощущение, что мы делаем одно дело для страны и ее граждан, и что результатом русской весны станет интеграция народов в более сильное единое государство. Надо сказать, что когда мы приехали на Донбасс, кто-то раньше, кто-то позже, все столкнулись с очень сильной мотивацией, настоящим подъемом местного населения. Люди были вдохновлены примером Крыма, и такой поддержки, как на Донбассе, мы нигде среди местных жителей не встречали в тех или иных региональных конфликтах.
Особенно запомнились жители Славянска: жители этого города считали нужным создавать почти возле каждого дома баррикаду. Было такое социалистическое соревнование, — у какого дома или дороги эта баррикада была круче.
Скажите, Ольга, общаясь с людьми, что вы чувствовали, как окружающие к вам лично относились. Все же, вы женщина, не боец. 
Как я уже сказала, на Донбассе местные жители были очень воодушевлены Крымом, и многие тогда полагали после проведения референдума, что на Донбассе будут проходить те же процессы, которые проходили в Крыму. Когда я приехала, меня встретили старые мои товарищи, и те, с кем мне доводилось пересекаться в Крыму. Поддержка с их стороны мне была оказана всемерная. Тоже касается и местных жителей, в частности мне довелось работать с людьми их окружения Олега Царева. Местные политические силы, с которыми мне довелось работать, также оказывали мне всемерную поддержку в тех вопросах, которые я там решала.
 
Известно, что вы некоторое время провели в плену. Расскажите немного, при каких обстоятельствах вы попали в плен? О чем думали, находясь в неволе?
В плен я попала совершенно нелепым образом, когда пересекала границу с малознакомыми мне ополченцами. Поскольку боевых действий, кроме как в Славянске не велось, люди были тогда недостаточно обучены, недостаточно грамотны в военном деле. Поэтому плен — это была больше их проблема, в первую очередь, и уже во вторую очередь — моя. Люди не были готовы к жесткому противостоянию, да и возможностей таких еще не было. Наверное, сейчас уже можно сказать, что вся эта история с пленом, связана с тем, что раньше между пограничниками Украины и ополчением существовали некие договоренности, которые позволяли ополченцам ходить в обе стороны границы  и пограничники как бы не обращали на это внимание. Но с какого-то момента они решили проявить принципиальность, и это закончилось для меня и недостаточно подготовленных ополченцев, которые меня сопровождали, достаточно печально.
Что касается плена, необходимо отметить, что обращение практически всех представителей силовых структур, в основном – СБУ, было достаточно лояльным и мне не в чем их упрекнуть.
Что касается самого плена, во-первых, опять же подчеркнем, поскольку эта тема актуальна, существуют нелегальные тюрьмы. Я там провела 10 дней. И от меня хотели добиться разных ответов на те вопросы, которые мне задавали.  Естественно, нахождение мое в этой нелегальной тюрьме  не было правовым, поэтому оформленное на меня задержание (оно находится в Киеве по адресу СБУ Украина) – является смехотворным. Все документы по моему уголовному делу у меня есть и я могу их предоставить, если кто-то сомневается в моих словах, чтобы не быть голословной. Но поскольку власть в Киеве не отличается легитимностью, неудивительно, что представители украинских силовых структур использую такие незаконные методы.
В плену единственным моим желанием было дать знать моим близким, что я жива. Но, я была уверена в моих товарищах, что они не оставят мою семью, детей и предпримут все для моего освобождения. Позднее так и вышло.
Когда вы почувствовали вкус свободы после освобождения, возникли ли у вас какие-то особые желания, может быть, какие-то мысли? 
Меня освободили, вернее, поменяли усилиями Безлера Игоря Николаевича на 17 военнослужащих разного ранга, от полковника и заканчивая спецназовцами. Я благодарна Игорю Николаевичу Безлер, который смог это сделать, где-то наловить 17 вооруженных людей для того, чтобы иметь возможность меня вызволить из плена. Также я благодарна тем украинским обменщикам, хотя я понимаю, что у них были свои резоны, поскольку обмен был неадекватным — 17 к 1. Но, тем не менее, свои обязательства перед семьями украинских пленных они выполнили, оказавшись людьми долга и чести.
Хотелось бы спросить вас о той деятельности, которой вы занимаетесь, после возвращения с Донбасса?
Я вернулась к той работе, которой занималась до плена в качестве доцента кафедры организационно управленческих инноваций российского экономического университета им. Плеханова. Так получилось, что мой плен пришелся на мои каникулы, и моя настоящая деятельность в качестве преподавателя не пострадала.
Но помимо основной работы, я вхожу в правление Союза Добровольцев Донбасса (СДД), где курирую медико-социальное направление. Хочу немного  похвалиться о тех успехах, которые за время нашей деятельности с ноября 15 года были достигнуты в оказании медицинской и социальной помощи. Мы оказали помощь в реабилитации 170 раненным, и материальную помощь около 40 добровольцам и членам их семей. Эти успехи также связаны с работой наших филиалов: в Санкт-Петербурге и Ростове на Дону. Можно сказать, это наш совместный успех.
Почему вы выбрали такое направление для себя – помогать раненным, воевавшим на Донбассе? 
По первых, СДД возглавляет Александр Юрьевич Бородай, с которым мы знакомы уже, наверное, лет двадцать пять. Я разделяю его цели и задачи в деятельности Союза Добровольцев. И потом, несмотря на то, что мы вернулись с Донбасса, я и мои коллеги очень сопереживаем тем людям, которые продолжают отстаивать свою свободу на Донбассе. И в третьих, я не забыла, что меня обменяли на семнадцать человек усилиями ополчения Донбасса. Я рада, что могу оказывать какую-то медицинскую и социальную помощь, тем людям, которые не бросили меня в плену.
 
Если можно, расскажите кратко о достижениях в вашей работе? В чем вы видите свою миссию? 
Союз Добровольцев Донбасса рассматривает все обращения из всех подразделений, интербригад и шахтерских дивизий: Оплот, Кальмиус, Заря, Пятнашка, Призрак плюс номерные ВЧ народных республик. Направлений деятельности несколько: устройство раненых в различные медицинские учреждения; мы также сотрудничаем с Елизаветинской больницей, в Новосибирске нам помогала дорожно-клиническая больница на базе Ростовского отделения. Мы имеем возможность обеспечивать лечение добровольцев в пансионате «Войник». Помимо этого, в рамках федеральной программы оказываем помощь в санаторно-курортном лечении. Тем добровольцам, которые находятся на лечении в наших госпиталях, приобретаем медикаменты и расходники. На базе отделения Ростовского Союза Добровольцев, по возможности, протезируем тех, кто в этом нуждается. Самое печальное в нашей деятельности – это отправка домой погибших. За время развертывания этой программы, мы отправили  4-х погибших добровольцев   россиян к местам их захоронений и помогли их родственникам.
Собственно, свою миссию, я говорю от имени Союза, мы видим в оказании медицинской и социальной помощи людям, которые в ней нуждаются, т.е. воевавшим на Донбассе. И мы бы хотели, что бы те, кто подорвал свое здоровье в борьбе за независимость республик, обороняя свой дом и семью, знали, рассчитывали на то, что им будет оказана эта помощь.
 
Может быть, вы хотите передать какие-то пожелания добровольцам, которые продолжают сейчас защищать Донбасс, его мирных жителей, а также россиянам. Тем людям, для которых война очень далека…
Я хочу сказать, что путь, который добровольцы избрали — нелегкий, но мы, находясь в тылу, постараемся сделать все от нас зависящее, если в том возникнет необходимость, что бы продолжать оказывать этим людям медицинскую и социальную помощь.
Что касается россиян, я хочу сказать, это только кажется, что война где-то далеко, в телевизоре. Война приходит неожиданно и касается всех, поэтому если вы проявляется участие, милосердие или заботу к людям, которые защищают свой дом и свои семьи, отстаивая идеи русского мира, так или иначе это зачтется всем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.