Мне сегодня впервые приснилась война…
Кто-то скажет: «TV насмотрелась!»
Но, поверьте, хватило видений сполна —
Сильно-сильно вдруг жить захотелось!

Самолёты летели потоком «ворон»,
Тень от крыльев ложилась на город.
И, казалось, Донбасс мой уже обречён,
Только разве давали мы повод?

Шахты здесь накалялись особым трудом,
Строить завтрашний день мы стремились.
Почему в одночасье пошло всё на слом?
Чем же люди вот так провинились?

Режет воздух снаряд, смерть неся на спине,
В стены дома входя, как по маслу.
Неужели Всевышний забыл обо мне?
И звезда моя в небе погасла…

Взрывом глушится детский испуганный плач —
Разлетаются жизни осколки.
Суетятся вокруг санитарка и врач,
Запуская мне в вену иголки.

Где-то рядом последние пули свистят,
Окна, как решето: всё в просветах.
Батарейки садятся… и тухнет мой взгляд:
Я прощаюсь с холодным рассветом.

Тело мякнет… Душа отпускает его…
Тишина. В невесомости мысли.
Мне проснутся сейчас тяжелее всего,
И мозги, как в компоте, прокисли.

Почему так темно? И куда мне идти?
Эй, ответьте! Есть кто-нибудь рядом?
«Не волнуйся, родная, нам всем — по пути,
Сюда многих отправили «Грады»…

Силуэты плывут над землёй, как туман,
Я сама, как прозрачное что-то.
Поднимается в небо людей караван —
Смерть суммирует их по блокнотам.

Оглянуться хочу, страх сжимает тиски,
Самолёты бомбят, не стихая.
Увернуться пытаюсь… И вот, вопреки
Смерти той, возвращаюсь по краю.

Бьёт война по глазам, рвёт на части нутро,
Тянет зА руку в вечную пропасть.
На запястье наносится номер-тавро,
В горле вновь собирается кОпоть.

Мне нельзя умирать! Там осталась семья!
Я дерусь, сколько есть во мне силы…
Нет, костлявая! Нет! Я пока не твоя!
Убери свои грязные вилы!

Крест срывая с груди, зажимаю в руке
Всю надежду, что в образе Божьем.
Взгляд на землю бросаю, а там, вдалеке
Сотни деток, «укутанных» дрожью.

От безумия вою, по-волчьи рычу,
Смерть косится, прицел направляя:
«Никуда я с детьми тебя не отпущу!
Здесь останетесь все, умирая!»

Но волчице не просто даются клыки,
За щенков своих рвёт без разбора!
Появляется лапа на месте руки —
Я теперь здесь в лице прокурора.

Детки молча, испуганно, пятясь назад,
Всё плотнее сбиваются в стайку.
Я хватаю в охапку продрогший «волчат»,
Пряча их под большую фуфайку.

Мы должны добежать! Добежать до черты!
Смерть швыряет нам в спины проклятья…
И срывается голос мой до хрипоты:
Эх, за что же вы с нами так, братья?!

Ощущаю полёт. Вижу прежний Донбасс,
Где смеются от радости дети.
Я проснулась. И лучшее есть из прекрас,
Когда нет той войны на планете!

Автор: Юлия АНДРОСОВА
2019 год, 17 октября.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.