Не смотря на большую разницу в возрасте, мы с ним, как-то сразу нашли общий язык…

Хотя и разговаривали на разных. Он — на сербском. Я — на русском.
Но нет, вру. По русски Димас тоже говорил, но с небольшим акцентом. И у него это очень смешно получалось.
А познакомились мы…нет, не на Донбассе. В Москве.
Донбасс нас объединил. А ещё — футбол.
Димас (как мы его называли) был фанатом сербского клуба «Воеводина». Я — нашей Крымской «Таврии», а ещё Московского ЦСКА.
Поэтому тем для разговоров у нас было, как правило три: Донбасс, футбол, и политика.
Он очень живо всем этим интересовался. Был, что называется: в «теме». И всегда очень горячо ( на свой сербский манер) рассказывал, как он это всё видит, и почему на Украине произошло то, что произошло.
— Бандеровцы — это те же наши хорватские усташи, — говорил он.
Ту его войну в Югославии, вспыхнувшую на Балканах в 90-е, он знал не по наслышке, с детства. При её упоминании в наших разговорах, его молодая, горячая кровь вскипала ещё больше. А его детская память, (это было очень заметно) навсегда оставила ожог в его сердце.

2014 год, стал для него знаковым и переломным — Димас уехал на Донбасс. Нет, не на экскурсию или на футбол. На войну. Но уже другую. И тоже его.

— Зачем тебе это было надо? — как-то спросил я его.
Димас сделал удивлённое лицо, посмотрел на меня, как мне показалось с лёгким непониманием вопроса, и через секунду ответил.
— Как это почему? Вы, русские — наши братья! А братья должны помогать друг другу.
После чего, несколько минут рассказывал мне истории о русских добровольцах, которые приезжали к ним — в Сербию, в 90-х, во время той войны.
— Мы помним о них, Тавр. Я просто решил вернуть вам свой долг.
— А ты сам женат? — решив сменить тему, спросил я его.
Димас тут же изменился в лице, и с улыбкой ответил:
— Ага. Мы с ней уже тут познакомились, в Москве.
— Русская?
— Да, конечно. А ещё она православная. Для меня это очень важно, — добавил он.
После чего, достал свой телефон, и с любовью в глазах, показал фото своего маленького сына.

Было это в декабре 2016-го. А уже в феврале 2017-го, мы с ним встретились снова, на совместном награждении орденом «Генерал армии Ачалов», от Союза десантников России (фото ниже).
Потом был банкет. Общение. Где мы много смеялись и что называется -«прикалывались». У него было потрясающие чувство юмора. Димас очень хорошо умел шутить, и даже, иногда слегка иронизировать над окружающими и самим собой.

Следующая наша встреча состоялась уже в Ростове, в апреле того же года, на одной из съёмных квартир.
Помню, как мы оба были приятно ей удивленны. Тогда, если кто не в курсе, СДД объявил БОЛЬШОЙ сбор всех добровольцев, для последующей переброски нас на Донбасс.
Сбор состоялся. А вот сама переброска, нет.
Просидев и прождав несколько недель «у моря погоды», мы стали разъезжаться по домам.
Но Димас (Лэса), как я узнал уже потом ( после его смерти), в Москву так и не поехал. Он, и ещё несколько сербов, решили двинуть в Молькино, к «Вагнеру»…

Тогда мы оба ещё не знали…что та наша с ним встреча, станет последней. Через полтора месяца ( 9 июня), он погибнет… в Сирии.
Его жена Маша, «Орден Маргелова», получила за него 23 июня…уже посмертно.

Почивај у миру, никад те нећемо заборавити, брате! (на сербском)

https://www.newsru.com/world/21jun2017/usmrtila.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.