Аббревиатура «ПАН» расшифровывается как передовой авианаводчик, или, иными словами, офицер боевого управления. Суть их службы весьма точно отражена в нескольких словах, начертанных на эмблеме части: «Слышу, вижу, управляю». Офицеры-авианаводчики – отчаянные ребята. Они, рискуя собой, всегда в гуще событий, на переднем крае вместе с разведчиками, спецназом или мотострелками. Порой от профессионализма ПАНа зависит успех выполнения операции и жизнь людей.

История появления авиационных наводчиков тесно связана с историей военной авиации. Их прообраз можно найти и во времена Первой мировой и Гражданской войн. Такие специалисты успешно выполняли задачи в ходе Великой Отечественной войны и в Афганистане.

По афганским горным кручам.

Офицер боевого управления должен осуществлять наведение самолетной и вертолетной техники на воздушные и наземные цели с помощью радиолокационных средств. В условиях войны в Афганистане для успешных действий наземных частей была крайне необходима помощь авиации. Из числа офицеров формировались группы боевого управления, которые находились непосредственно в боевых порядках мотострелковых подразделений и обеспечивали боевое применение авиации для их поддержки.

Задача передового авианаводчика и в те времена была стандартная – вызов авиации и корректировка огня. Практически все операции в Афганистане проходили при участии авиации. Перед выходом мотострелковых подразделений первоначально шла «обработка» местности. Боевые вертолеты и самолеты наносили бомбовые или пушечные удары по намеченному району действий. Только после этого шла пехота, блокировала местность и осуществляла ее прочесывание. Если подразделения наталкивались на сильное сопротивление противника или не могли с ходу овладеть каким-либо укрепрайоном, вызывалась авиация. Авианаводчик скрытно выдвигался практически в расположение душманов, определял места их сосредоточения, следил за передвижениями и по радиосвязи вызывал авиацию с указанием точных координат для нанесения ударов. После нанесения авиаударов мотострелковые подразделения шли на «зачистку».

«Духи», которые постоянно несли большие потери в результате нанесения авиаударов, охотились на авианаводчиков. Жизнь ПАНов имела свою цену, и по душманскому прейскуранту доходила до 100 тыс. долларов. Не все авианаводчики возвращались из боя. Процент их гибели в Афганистане был достаточно велик…

Нагрузка на авианаводчиков приходилась огромная. Они были постоянно задействованы на боевых операциях. Иногда отдыха между операциями не было вовсе, или он составлял всего лишь 1—2 дня.
На операции выходили при получении разведданных о месте дислокации бандформирований. Это могли быть и горы, и «зеленка». Либо выдвигались на бронетехнике, либо забрасывались «вертушками».
Кроме личного оружия и боевого снаряжения (автомат, пистолет, сумка с запасными магазинами, ракетница, сигнальные ракеты…) авианаводчику приходилось тащить на себе в обязательном порядке радиостанцию (28 кг) с запасным аккумулятором (10 кг). Бронежилеты зачастую не надевали – лишняя тяжесть.

Вот только малая толика фамилий офицеров-авианаводчиков, которые воевали в Афганистане: Вадим Лебедев (посмертно удостоен ордена Ленина), Сергей Дроздов, Владимир Воюшин, Александр Лялюк, Вячеслав Вершинин, Алексей Братилев, Александр Плотников, Геннадий Коробов, Сергей Волчков, Олег Григорян, Илья Чуприн, Юрий Полищук, Владимир Бородин, Андрей Брыль, Игорь Александров, Сергей Замниус…
Как протекали афганские будни авианаводчиков, можно узнать, заглянув в личное дело любого из офицеров боевого управления. Вот, например, выписка из личного дела офицера Сергея Дроздова: «…Является специалистом 1-го класса. Быстро ориентируется в сложившейся боевой обстановке, уверенно управляет экипажами над полем боя, сохраняя выдержку и спокойствие.

20 июня 1985 г. в составе танкового полка участвовал в блокировании н.п. Сиавушан в провинции Гильменд. Умело наводил фронтовую и армейскую авиацию на огневые точки мятежников, где было уничтожено около 30 мятежников, захвачено более 150 единиц стрелкового оружия, большое количество боеприпасов к ним, противотанковые и противопехотные мины.

10 июля 1985 г., находясь в составе мотострелкового батальона, участвовал в прочесывании ущелья Бачи-Кучак в 20 км южнее г. Шинданд. Грамотным управлением армейской авиацией обеспечил безопасное занятие высот батальоном. Были уничтожены 3 активные огневые точки мятежников.

25 июля 1985 г. стажировался в качестве начальника группы боевого управления в г. Герат. Уверенно управлял экипажами, своевременно обеспечил авиационную поддержку Сухопутных войск. По результатам действия фронтовой и армейской авиации было уничтожено около 90 мятежников и более 160 ранено.

22 августа 1985 г. при проведении операции в 20 км северо-восточнее г. Чагчаран в провинции Гур находился в составе разведроты. При прочесывании ущелья разведчики встретили сильное сопротивление со стороны мятежников из ДШК. Под управлением старшего лейтенанта Дроздова дважды были нанесены бомбоштурмовые удары. В сумерках группа попала под прицельный огонь душманов. Во время боя получил тяжелое ранение в обе ноги. Поле боя не покинул, управлял авиацией, пока не был эвакуирован в госпиталь.
Вывод: достоин награждения орденом Красного Знамени».

…После вывода наших войск из Афганистана необходимость «в услугах» ПАНов отпала. Их опыт, как тогда кому-то показалось, уже больше не пригодится.

…К началу первой чеченской кампании в войсках практически уже не осталось специалистов, способных координировать действия армейских подразделений и авиации. Как следствие – людские потери.
Тяжелый урок не прошел даром. В декабре 1999 года в Северо-Кавказском авиационном объединении было создано особое подразделение для обучения авианаводчиков. Их готовили специально для Чечни.

В процессе возрождения института авианаводчиков приходилось преодолевать немало трудностей, которые явились прямым следствием ликвидации ПАНов «как класса» после афганской войны.
Было и такое, что офицеры боевого управления из частей в зону боевых действий прибывали неэкипированными из-за отсутствия в ВВС нормативных документов по экипировке авианаводчиков специальными средствами, необходимыми для обеспечения боевой работы ПАНов.

Но, несмотря на это, офицеры боевого управления всегда находились на переднем крае и воевали плечом к плечу с общевойсковыми командирами, приобретая боевой опыт. И вскоре результат не замедлил сказаться – возросла эффективность действий федеральных сил.

В настоящее время центры боевого управления имеются при каждом объединении ВВС и ПВО. Однако основным все же остается ЦБУ объединения ВВС и ПВО, дислоцированного в Северо-Кавказском регионе. Авианаводчики из других регионов приезжают сюда перенимать боевой опыт. Только здесь можно приобрести навыки ведения реального, а не учебного боя.

Воинская часть, «под крышей» которой объединены все ПАНы Северо-Кавказского объединения ВВС и ПВО, – единственная такого рода в Южном регионе. Она называется Центром боевого управления и взаимодействия авиации объединения ВВС и ПВО с Сухопутными войсками. Специалисты ЦБУ также предназначены для обеспечения безопасности воздушного движения, управления экипажами, ведущими поисково-спасательные работы. Адрес их командировок неизменен – «горячие точки» юга России. Там они, рискуя жизнью, выполняют свою миссию – наводят авиацию на наземные цели: группы боевиков и их базы.

По словам одного из офицеров из руководства ЦБУ, авиация без специалистов ЦБУ действовать не может. Во всех крупномасштабных учениях, которые проводятся на территории СКВО, в том числе и в мероприятиях под кодовым названием «Кавказ», непременно принимают участие и специалисты ЦБУ. Прямо на передовой разворачиваются пункты управления авиационных наводчиков. Отсюда будет наводиться на вражеские позиции штурмовая авиация, которая призвана поддерживать своим огнем Сухопутные войска на переднем крае.

Специалисты ЦБУ указывают летчикам, куда именно наносить удар по противнику в полосе общевойсковой и десантной армии или армейского корпуса. Таким образом, от авианаводчиков зависит эффективность применения авиации на территории в несколько сотен километров. ЦБУ поддерживает взаимодействие фронтовой и армейской авиации с мотострелками и танкистами, зенитными ракетными частями и артиллерией на поле боя. Зона ответственности огромна – юго-западное стратегическое направление.

Целеуказание может осуществляться через космические спутники, но это в идеале. Со спутниками связываются при помощи спецмашины, созданной на базе бронетранспортера БТР-80. Подобная техника предназначена для работы в крупномасштабных операциях, но она не простаивает и в мирное время – ее используют во время учений и тренировок. ПАНы же во время командировок используют традиционные компас, карту и обычную радиостанцию времен Афганистана (пожелание от ПАНов – хотелось бы заменить «заплечную» тяжеловесную радиостанцию на «карманную» – легкую и компактную).
И сегодня есть скептики, утверждающие, что в условиях современного боя отпадает надобность в авианаводчиках, работающих визуально на передовых позициях. Высокоточное оружие, мол, само находит цели. Так-то оно так. Но в центре боевого управления принято досконально все перепроверять. Компьютер выдал координаты цели, а эти данные все равно перепроверяют. Ошибок быть не должно.

Здесь больше доверяют простому и в то же время безотказному компасу, офицерской линейке и карте. Самый простой вариант – он, как правило, самый надежный. Тем более что в большинстве случаев ПАНам приходится работать в локальных операциях, где они действуют в соответствии со своим девизом: «Слышу, вижу, управляю».
С экранов телевизоров периодически слышны авторитетные рассуждения об универсальности высокоточного оружия (ВТО), находящегося на вооружении армий различных стран, в том числе и России. Но применение ВТО зачастую целесообразно лишь в каких-либо крупномасштабных вооруженных конфликтах.

А в реалиях современных локальных конфликтов, где противник находится в пределах прямой видимости, главенствующую роль продолжает играть человеческий фактор. Поэтому и сохраняется необходимость в таких специалистах, как передовые авианаводчики.
Главная задача авианаводчика в подобных случаях – выдать летчику максимальный объем информации о цели, по которой будет нанесен удар. ПАН обязан изучить обстановку и очень четко определиться с характерными ориентирами на местности. Работают по наведению голосом и корректируют огонь при помощи радиостанций.

Способов наведения на цель не так много, они обычно применяются в комплексе. Первый способ наведения – по координатам. У офицера-авианаводчика всегда под рукой в планшете точно такая же карта местности, как и у летчиков. Определяются координаты цели, по которым и наносится авиаудар.

Следующий прием наведения – классический, по ориентирам. Участок предварительно описывается, и создается перечень характерных ориентиров. Например, ориентиром номер один может служить отдельно стоящий дуб, номер два – водонапорная башня или стог сена на поляне.

«Десятый, я седьмой! Видишь одиноко стоящий дуб?.. Влево двадцать…» – примерно так идет взаимодействие между авианаводчиком и командиром воздушного судна.

Еще целеуказания производятся очередями трассеров или пуском в сторону цели разноцветных сигнальных ракет, комбинация которых обговаривается-согласовывается заранее. Например, одна зеленая и три красных ракеты в цель, по которой надо нанести удар.

При радионаведении на цель ПАН выдает команды атакующей группе по радио. При этом не возбраняется сообщать ориентиры и периодически посылать в сторону цели очереди трассеров.

Артиллерийское наведение – это когда из тактической глубины, с закрытой позиции гаубица или миномет по заданным ПАНом координатам закидывает несколько дымовых зарядов, ориентируясь на которые и отрабатывает авиагруппа. Есть еще и такой способ – лазерная подсветка цели, которая проводится наземной командой.

Более сложным процессом, если сравнивать с более тихоходными «вертушками», считается наведение реактивной ударной авиации, – здесь надо определить курс самолета и выдать данные относительно него.

Но в любом случае должно соблюдаться правило: авианаводчику себя не рекомендуется обозначать, ибо на такую цель как ПАН, противник боеприпасов не экономит.

И еще один совет от опытных офицеров ЦБУ – нельзя ничем выделяться на фоне других военнослужащих, следует снять летную куртку, авиационные эмблемы-кокарды и переодеться в общевойсковую форму.

Центру боевого управления Северо-Кавказского объединения ВВС и ПВО не так много лет, но со дня своего образования личный состав ЦБУ успел сделать немало. Например, за время первой и второй чеченских кампаний офицерами боевого управления было выполнено более десяти тысяч наведений самолетов и вертолетов на наземные объекты противника.

Общая продолжительность участия личного состава этого ЦБУ в контртеррористической операции составила 7.294 дня, из них 5.937 дней отработали офицеры в качестве передовых авианаводчиков.
Военнослужащие Центра принимали непосредственное участие в специальных операциях по взятию населенных пунктов Чеченской Республики: Грозный, Бамут, Шали, Урус-Мартан, Ведено, Самашки и др. Авианаводчики также участвовали и в спецоперациях по уничтожению бандформирований на территории Ингушетии и Дагестана.
Работают ребята из авиационного спецназа всегда на переднем крае, зачастую под огнем противника. За успешное выполнение боевых задач и проявленное при этом мужество и отвагу 32 военнослужащих этого Центра награждены государственными наградами.

— В 1999 году, во время боев за Грозный, мы входили в город вместе с группой внутренних войск, – делится воспоминаниями майор, имеющий позывной «Шрек». – Одного из наших офицеров (позывной «Грач») тяжело ранил снайпер. Его затащили в укрытие для оказания первой медпомощи. Несмотря на серьезное ранение, «Грач» продолжал наводить авиацию на здания, где засели боевики. Его наградили орденом Мужества.

Самого «Шрека» знает по голосу, наверное, вся Чечня – и наши военные, и боевики. ПАН работает под этим позывным не один год. Засекреченность авиационных спецназовцев понятна – боевики каждому из них назначили свою цену…

…Офицер наведения капитан Александр Кирьянов находился в боевых порядках 81-го мотострелкового полка. Полк вошел в Грозный. Колонна бронетехники двигалась по улице Орджоникидзе. Впереди колонны на броне БМП ехал Кирьянов и несколько офицеров управления полка. Внутри бронемашины находился командир полка полковник Алексей Ярославцев. В тот момент, когда он высунулся из люка, Кирьянов заметил целящегося из гранатомета боевика, оттолкнул командира и прикрыл его своим телом. Ярославцев получил многочисленные ранения и в тяжелом состоянии был доставлен в госпиталь. Авианаводчик капитан Александр Кирьянов погиб на месте. Посмертно был представлен к званию Героя Российской Федерации…
Помимо организации авиационной огневой поддержки авианаводчики выполняют и другие задачи. Офицеры ЦБУ занимаются и эвакуацией раненых, и подбором штурмовых групп, и десантированием, и разведывательно-поисковой деятельностью.

— Однажды морпехи в горах попали в засаду, – продолжает свой рассказ «Шрек». – Шли они по низу, а боевики засели над ними. Начался обстрел – головы не поднимешь. Дело могло совсем плохо закончиться, не будь с морпехами наш человек. Он вышел на связь и вызвал авиацию, а когда «вертушки» подлетели, координировал их действия. Ми-24 открыли шквальный огонь по бандитам, а Ми-8 пошли на посадку. Для вертолетчиков садиться в ущелье под прямым огнем – миссия не из приятных. В этом случае вертолетэвакуатор превращается в легкую мишень. Но у вертолетчиков нервы крепкие, всех вывезли…

Методичка по работе ПАН.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.