В геополитической среде всё чаще обсуждается тема «большой сделки». Если подобный сценарий имеет место на самом деле, то бывшую Украину ждёт раздел.

Однако начнём изучать вопрос издалека. Как отмечается в материале на портале «Регнум«, Вашингтон, за недолгую свою историю, ввел в привычку покупкой земель приращивать территории. Известная в анналах «луизианская покупка» стала поводом для одного из основателей Штатов Роберта Ливингстона официально заявить, что «с этого дня США занимают свое место среди держав первого ранга».

Франция продала тогда Штатам за 23 213 568 американских долларов практически четверть собственной территории: на данный момент на купленной тогда территории располагаются 15 американских штатов и две провинции Канады.

Денег, а не военной силы стоили Вашингтону также Аляска и Флорида.

Уже в новейшее время сделку с землёй Вашингтон совершил с Данией, выкупив в 1917 году за 25 000 000 долларов Датскую Вест-Индию. Впоследствии, Штаты превратили ее в Виргинские острова, «некорпоративную и организованную территорию США».

Принимая во внимание подобную тактику, несложно предположить интересы американского гегемона на Гренландию, ведь они давно поглядывают в сторону части суши возле Старого Света.

Не помогло даже то, что в 1916 году официальным документом — «USA’s declaration on Danish sovereignty of Greenland, 1916» — «Декларация США о суверенитете Дании в Гренландии, 1916 год» — Вашингтон признал право владения островом за Копенгагеном. В 1921-м Дания провозгласила своё суверенное право здесь, хотя присутствовали на острове по большей части американцы, а не датчане.

Этапом нарастания интриги можно считать минувшее лето, когда мировые СМИ были обескуражены возможным намерением Трампа купить Гренландию. Дело дошло уже до обсуждения темы со своими советниками и адвокатами.

Несерьезно, хотя и оперативно дали ответ на слухи датчане. Экс-премьер Дании Ларс Лёкке Расмуссен отшутился в «Твиттере»: «Это, должно быть, первоапрельская шутка … но совершенно не в сезон!». А глава правительства страны сочла инициативу абсурдом. Шуточный тон датчан подхватили и мировые ресурсы, обозвав намерения Трампа «глупой шуткой». А ведь зря смеются.

Наивно полагать, что бизнесмен и политик Трамп будет разбрасываться шутками, в деловой среде юморить подобным образом не принято. Это похоже скорее на прощупывание почвы. В бизнесе можно только проявлять сарказм, вести себя эксцентрично, эпатировать и даже хамить. Только не шутить серьезными вещами. В настоящее время роль мирового шута-пустозвона отведена Украине.

Возможно, что на старте президентской гонки Трамп задумал масштабную и глобалистскую идею за три своих президентских года.

Американский лидер додавливает сейчас датскую сторону поэтапно, разными способами воздействия.

В конечном итоге, Трамп помимо саркастических выпадов в адрес Копенгагена сделал заявление о том, что отложил «встречу, которая, как было запланировано, должна была состояться через две недели, на другое время».

Сарказм и юмор сопровождали отмену президентского визита, что само по себе уже является взвешенным политическим демаршем с далеко идущими планами.

Интересы американцев в покупке Гренландии широки: залежи полезных ископаемых на острове велики, опять же с приобретением этих земель Штаты получают более чем вдвое увеличенную долю среди «арктических стран».

Уже немало лет правовая структура Арктики основывается на секторальном подходе, разделяющем регион по секторам соседствующих циркумполярных стран. Если Вашингтон перекупит суверенитет Гренландии, то Штаты станут вторым после России государством по сектору контроля над Арктикой. В своей статье «Население и территория приарктических государств в геополитическом пространстве Арктики», Ю.Ф. Лукин писал:

«Арктику двадцать первого века можно определить как многомерное большое физико-географическое, водно-территориальное, социально-экономическое, этническое, культурное, геополитическое пространство, примыкающее к Северному полюсу и включающее окраины материков Евразии и Северной Америки, почти весь Северный Ледовитый океан с островами, а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов, восемь приарктических государств, десятки этносов, разнообразие культур и цивилизаций. Такое междисциплинарное определение наиболее полно характеризует существующее арктическое полифакторное и конфликтное на сегодняшний день северное пространство. Современное геополитическое пространство, названное мною «Арктик-ХХI», — это:

• восемь приарктических государств мира, десятки региональных социумов, сотни самоуправляемых общин, их отношения по поводу власти и управления, обеспечения жизнедеятельности в Арктическом макрорегионе, по освоению природных ресурсов; более 26% территории земной суши у этих восьми стран;

• Северный Ледовитый океан площадью 14,75 млн. кв. км;

• 7,5% населения глобального социума (2009 г.);

• 27,9 % ВВП мира (2007 г.);

• арктические стратегии США, России, Канады, Норвегии и других циркумполярных государств на основе их национальных интересов, реальных потребностей политики и экономики;

• обеспечение национальной безопасности, военно-стратегическое присутствие в Арктическом макрорегионе;

• арктическая солидарность — общие христианские ценности, кооперация вместо конкуренции, интеграция с соблюдением национальных интересов каждой циркумполярной страны, мирное освоение Арктики вместо холодной войны и военных конфликтов;

• европейская, евразийская (российская, «русская»), североамериканская, циркумполярная цивилизации;

• единая христианская религия (католицизм, православие, протестантизм);

• экология окружающей арктической среды и сбережение людей».

Если убрать из данной статьи все консолидирующие моменты и остановиться на экономических, геополитических и военных аспектах, то сразу становится понятна вся важность данной тематики.

Попробуем проследить так называемую конспирологическую версию, либо хорошо завуалированную действительность. Вернемся к тиражируемой «Большой Сделке» глобальных лидеров. Эта тематика базируется на том факте, что в прошлом году 94-летний Генри Киссинджер нанес Трампу несколько визитов, во время которых, что не исключено, советовал американскому гаранту «китайский финт 1971 года» обратного действия — создать для сдерживания КНР ситуативный альянс с Россией.

Эту версию публично никто не обсуждает, даже предположений практически не представляют. Хотя лекало существования этой теории более реалистичны доказательствам существования «глубинного государства» в Соединенных Штатах, в котором никто не сомневается.

Чтобы яснее увидеть картину происходящего, надо связать разрозненные факты из текущей ситуации. А их довольно много.

Москва не стала реагировать на «гренландский демарш» Трампа. Максимум, что заявил по данной теме пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков: «Это не наше дело, таким международным шопингом не занимаемся». Данный игнор настораживает, так как обычно такими ситуациями пользуются для публичной политической пикировки с американцами.

Почти сразу после ажиотажа, и двух месяцев не прошло, Датское энергетическое агентство (ДЭА) дало разрешение на завершение строительства «Северного потока — 2», что делает газопровод свершившимся фактом.

Естественно, можно предположить некоторые скрытые договоренности: Штаты укрепляются в Арктике, а Россия гарантирует надежный рынок сбыта энергоресурсов в Европу без украинских лотерейных билетов. Киев выбрал лимит терпения, поэтому пусть пеняет лишь на себя при потере доходов от транзита и бонусных перспектив газоснабжения.

Конец нулевых уже показал, что проекты России с Северным, Турецким, Южным, Голубым потоками являются альтернативой и заменой украинской ГТС. Хриплый стон Польши и попискивания Прибалтики можно сразу скинуть со счетов. Украине уже сейчас необходимо понимать, что реализация «большой сделки» приведёт к разделу «незалежной».

Если отзеркалить кризис «самостийки», он полностью отражает сирийскую ситуацию. События в Сирии подходят к логическому финалу сделки: США вновь возвращаются на правый берег Евфрата, а значить это может только то, что страна будет разделена на «русско-асадовскую» и «американо-курдскую» зоны. В проекции еще подкинут бонусы Анкаре на севере, а Иерусалиму — на юге.

Мария Коледа

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.