Война. Это всегда боль и слезы. Но больше всего страдают простые, мирные жители. Им некуда бежать и негде спрятаться. Они беззащитны перед окружающим миром.  А Матери, ждущие своих детей? Матери одинаковы во всех странах, во все времена.
Пропавший без вести. Как страшно и больно звучит эта фраза. Когда ранен – утешаешься, что все равно – живой. Лечишь, выхаживаешь. Но главное – живой…
Когда убит – больно так, что сердце разрывается на части. Но после похорон проходит время. И хотя все равно никогда не забудешь погибшего родного человека, но со временем боль – притупляется.

Когда пропал без вести – это непрекращающиеся поиски, надежда и отчаянье.
Матери. Все в пыли от дорог и степей, с потрескавшимися руками, бесконечной болью в глазах. Их глаза – невозможно не заметить или забыть. Они притягивают до дрожи. В глазах – целая жизнь, озерца боли и отчаянья, надежды и горя. А еще – упорства и веры. Именно они всегда нас ждут и надеются, любят и верят, знают, что мы – вернемся.

День за днем, месяц за месяцем, год за годом они всегда будут верить и ждать, упорно разыскивая без вести пропавшего сына или дочь.

Матери. Они ходят с пачками размноженных на ксероксе портретов, показывая их всех, кому только можно. Они обивают пороги администраций и воинских частей. Для них нет границ, они идут по минным полям и местам боев, они постоянные посетители моргов и больниц. У них нет страха. Нет боли. Все, что было можно – они уже потеряли. Они живут только надеждой и верой. Верой, что их сын или дочь – живы.
Они идут от села к селу, от города к городу, по всей линии соприкосновения, с обеих сторон, от человека к человеку, километры дорог.

При встрече друг с другом, матери молча протягивают друг другу фотографии своих родных. Они не говорят про них. Они обсуждают, где были и что видели. К кому и по какому вопросу лучше обратиться. Кто и как реагирует. Где можно посмотреть новые списки погибших. Где и какие бои. А потом — расходятся и бредут дальше по дорогам войны.

Их все жалеют, но — избегают. Они пересмотрели сотни трупов, прошли десятки мест боестолкновений, всматриваясь в раздробленные, сплющенные, разорванные на куски фрагменты человеческих тел. Они переворачивают трупы, ища «детские» шрамы и родинки, знакомые до каждой точки, стараясь узнать и боясь этого.
Матери. Они упрямо будут ждать. И верить. Всегда. Они просто не могут поверить, что их кровиночка пропала бесследно.  Хотя сколько ребят просто зарыли в землю, а сколько сгорело дотла, разорвало при шквальных миномётных обстрелах, перемешав их руки, ноги, внутренности…

Матери. Они устало бредут по дорогам войны. И будут брести всегда, пока либо не найдут, либо – не погибнут. И все-таки — они не теряют надежду….

Май 2016 г.
Мария Коледа

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.