Интервью с экс-начальником штаба и командиром бригады «Призрак» Алексея Мозгового 4-й гвардейской мотострелковой бригады НМ ЛНР Юрием Шевченко.

ИА «Новороссия»: 29 июля бригаде имени Алексея Мозгового «Призрак» исполнилось пять лет. Расскажите о ее формировании и как вы попали именно в это подразделение ополчения?

Юрий Шевченко: Бригадой «Призрак» стал в конце июля 2014-го года, в Алчевске, после выхода из полуокружения из Лисичанска. Тогда пришлось искать новые формы организации подразделения, учитывая удачный и неудачный опыт противостояния украинской агрессии против Донбасса, который не принял вооруженный государственный переворот, состоявшийся в Киеве.

Несколько дней прорабатывали возможные варианты развития наших подразделений Народного ополчения Луганщины. В конце концов Алексей Мозговой принял решение выбрать бригадную организацию наших подразделений, в то время больше похожих на отряды.

29-го июля 2014-го года Алексей Мозговой подписал Приказ № 3 об образовании бригады «Призрак».

ИА «Новороссия»: Многие не знают, почему бригада получила название «Призрак»?

Ю.Ш.: Это не при мне было. Лагерь в Ясинах (под Лисичанском – прим.ред.) ВСУ «отутюжили» авиацией. Но парни успели уйти. В украинских СМИ на следующий день появилась информация, что отряд Мозгового уничтожен. Мозговой сказал: «Ну, что же… Тогда с вами призраки наши будут воевать, если вы считаете нас мертвыми». Отсюда и пошло.

ИА «Новороссия»: Что больше всего запомнилось и поразило за эти пять лет?

Ю.Ш.: Если говорить лично обо мне, то это, однозначно, сила духа людей Донбасса. И это — не просто слова.

Понятно, что без нормального материально-технического обеспечения, военно-промышленного потенциала никакой боевой дух не поможет, но на том этапе мы все вытянули на себе, на жилах.

И только осенью 2014-го началось ускоренное строительство «регулярной армии», Народной милиции Луганской Народной Республики. Когда стало окончательно ясно, что иного способа противостоять ВСУ и батальонам нацистов у нас нет.

Мы в «Призраке» даже немножечко раньше начали этот процесс. Хотели как можно лучше организовать наши подразделения, не отрываясь и от текущих боевых действий.

ИА «Новороссия»: Расскажите о наиболее запомнившейся военной операции или боевом эпизоде?

Ю.Ш.: Дебальцево, конечно. Это была операция, где мы уже воевали «по науке», где показали всё, чему научились в 2014-м году. По большому счету, Дебальцево показало, что «очаговая война» закончена, появилась линия фронта и нужны были старые новые методы войны.

Горжусь тем, как проявили себя «призраки» в этой операции. Это не только мое мнение. Многие наши парни и девчонки были отмечены государственными наградами Луганской Народной Республики после взятия Дебальцево.

ИА «Новороссия»: Недавно в Донбассе было объявлено очередное перемирие. Надолго ли?

Ю.Ш.: Понимаете, мы уже привыкли к этим «перемириям». Вряд ли для нас имеет большое значение смена власти на Украине. Ведь общий ход их «мыслей» остался прежним. Они никак не могут «простить» Донбассу, что у него есть собственное мнение.

Как я считаю, Донбасс воюет за нечто большее, чем «покровительство США» и бессмысленные бандеровские лозунги. Мы отстаиваем свою землю, свой родной язык, свою веру, свой образ жизни. Свое право жить так, как мы хотим.

ИА «Новороссия»: «Призрак» в свое время был одним из крупнейших подразделений в ЛНР, участвовал практически во всех важнейших сражениях. Сегодня подразделение входит в состав 4-й бригады Народной милиции в качестве отдельного 14-го батальона. Какие боевые задачи «Призрак» выполняет сегодня?

Ю.Ш.: В настоящее время «Призрак» является 14-м батальоном территориальной обороны Луганской Народной Республики. По решению командования Народной милиции входит в состав 4-й гвардейской мотострелковой бригады.

Выполняет боевые задачи непосредственно на линии соприкосновения. Парни и девчата держат значительный участок фронта непосредственно на передовой. Как говорится, ближе к противнику — не бывает.

ИА «Новороссия»: Гибель Алексея Мозгового стала большим ударом для всех. На сегодняшний день есть ли какие-то подвижки в расследовании убийства?

Ю.Ш.: Знаете, за эти 4 года я услышал столько версий причин гибели Алексея и других наших товарищей в тот проклятый майский вечер 2015-го года, что нет никакого желания выдвигать еще одну.

Знаю, что расследование продолжается и его результаты мы все равно рано или поздно узнаем. Поймите, никто больше нас, как думаю, за это не переживает. Погибли наши товарищи.

ИА «Новороссия»: Алексей Борисович неоднократно пытался организовать диалог с вменяемыми людьми по ту сторону фронта. Насколько подобные инициативы нужны сегодня и как вы видите путь примирение с Украиной?

Ю.Ш.: Знаете, эта война приучила к тому, что всему — свое время. Это после нее мы будем писать мемуары и рассказывать друг другу, как тот или иной эпизод повлиял на ход событий.

Я и тогда с пониманием относился к инициативам Алексея Борисовича, и сейчас считаю, что диалогом возможно сохранить многие жизни. Как на Донбассе, так и на Украине.

Рано или поздно все войны заканчиваются переговорами о мире. И чем раньше это произойдет — тем лучше.

Возможно, на тот момент мы опережали время. Но мы хотели сохранить жизни. Вряд ли найдется тот, кто нас в этом обвинит.

Какими я вижу пути примирения с Украиной? Только через конструктивный диалог. Она обязана признать выбор Донбасса. Когда она это сделает — наступит мир.

Источник: https://novorosinform.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.